РЕГИОН-ЗОЛОТО
Пользователей:13661
Подписчиков:12711
Организаций:7551
Изделий:1858
Экспо-Ювелир
ЦБ РФ / 05.12.2016
Доллар (USD): 64,1528 руб.Евро (EUR): 68,4703 руб. Золото: 2416,6 руб. Серебро: 33,62 руб. Платина: 1889,3 руб. Палладий: 1538,67 руб.
Coglar
Ювелир Дизайн
Нефрит
Золотая Сова
Фабберс
aurten.ru
Италмакс
Legor
Рекламное место сдается
Альфа-Металл
Золотой сезон
Аурис драгоценные металлы
ГлавнаяПубликацииСтатьиРазноеКаталогМинералов.Ru
Сильная ювелирная промышленность Свердловской области - миф
Сильная ювелирная промышленность Свердловской области — миф. Поддерживают его лишь традиционно бытующее мнение об Урале как о «каменном поясе России» да выставочные презентации дизайнерских украшений: так, в начале сентября свердловские мастера увезли с очередной международной выставки «Ювелир» в Москве две золотые медали из девяти. На самом деле ситуация далека от блестящей. Свердловский ювелирный рынок, по оценкам как местных, так и московских производителей, мал и тенист.

«Выходя с розничной сетью на Урал, местных производителей как серьезных конкурентов мы даже в расчет не принимали, — рассказывает екатеринбургский представитель Московского ювелирного завода Юлия Герц. — Условия для развития ювелирной промышленности в Екатеринбурге и Свердловской области не самые лучшие: рабочая сила дорогая, арендная плата высокая, кадров не хватает. Мы открываем заводы там, где себестоимость ниже, например в Армении». Поэтому сети ювелирных салонов федералы расширяют, но с организацией собственного производства не спешат: рентабельность розничной торговли ювелирной продукцией в несколько раз выше, чем их производства. Исключение — московская компания «Адамас», открывшая в апреле завод в Екатеринбурге.

По официальным данным, предоставленным комитетом по бытовому обслуживанию населения администрации Екатеринбурга, в городе зарегистрировано 50 производств и мастерских, причем половина из них занимается только ремонтом или производством из лома. Среди тех, кто специализируется на крупном производстве, участники рынка выделяют четыре компании: «Ювелиры Урала», «Эрми», «Ювелирный дом» и холдинг «Рифеста». Кроме того, в столице Среднего Урала действуют около десятка небольших производств, а также художники, работающие «штучно», в премиум-сегменте.

Кроме украшений от уральских ювелиров, на прилавках свердловских магазинов представлена продукция отечественных заводов (московских, санкт-петербургских, костромских), а также импорт. При этом совокупная доля официальных производителей любого происхождения, по оценке директора компании «Эрми» Андрея Ялунина, не превышает 40%. Остальное — теневой сектор.

От эскиза до прилавка

На вопрос, как выстроен производственный процесс на ювелирном заводе, как правило, получаешь один ответ: дизайнеры готовят эскиз, он утверждается, запускается в работу, затем образец дорабатывается и уходит в производство. Часть украшений делают методом отливки или штамповки, часть — вручную. После выпуска партию отправляют в пробирную мастерскую, а после получения пробы — в продажу. Весь цикл занимает от 2 до 4 месяцев. Именно из-за его длительности, отмечают промышленники, возникают сложности: сырье закупают по предоплате, а прибыль от продажи ювелирных изделий получают в лучшем случае через квартал. Некоторые изделия, не найдя покупателя, могут лежать на витрине годами.

Местные официальные производители предпочитают ориентироваться на состоятельного покупателя и производят, как правило, эксклюзивную или мелкосерийную продукцию — от нескольких десятков до двух-трех сотен в партии. (Исключение — «Ювелиры Урала», где 60% продукции — крупносерийка.) Прибыль делается не за счет больших объемов производства, а за счет дорогих уникальных украшений. Если цена на изделия, производимые большими сериями, — от 600 рублей за грамм, индивидуальные и мелкосерийные обойдутся в среднем в пять раз дороже. Стоимость таких украшений с драгоценными камнями может достигать нескольких миллионов рублей.

С сырьем — тоже без затей. Официальные производители покупают его в банках (золото и другие драгметаллы) и у компаний, специализирующихся на продаже драгоценных камней.

А вот по поводу совмещения производственного и розничного секторов в рамках одной компании ведутся споры. «Розница — это совершенно другой бизнес, — уверена коммерческий директор компании “Ювелиры Урала” Светлана Храмова, — поэтому у нас открыт только один салон при заводе, но он выполняет роль скорее “выставочного стенда”, чем источника дохода». Другие компании, напротив, открывают сеть ювелирных магазинов, в которых реализуют как собственную продукцию, так и изделия других производителей. Например, в холдинг «Рифеста» входит сеть одноименных бутиков и ювелирных магазинов «Алмаз клуб», компания «Ювелирный дом» также владеет сетью ювелирных салонов в Екатеринбурге и Свердловской области.

Хранить в темном месте

В отличие от официальных производителей, схемы работы теневиков гораздо более разнообразны. Самую простую описал ювелир, работающий на одном из подпольных производств Екатеринбурга:

— Открывается ювелирный магазин, при нем — мастерская по починке изделий и ломбард. Официально все разрешения есть: на скупку лома драгметаллов, на работу с ним, на продажу ювелирных изделий. И никто особенно не вникает в то, что мастерская по большей части не ремонтирует, а производит собственную продукцию. А даже если кто и заинтересуется, договориться можно всегда. Сырье на таких предприятиях, понятно, никто не покупает официально в банках, как это делают крупные заводы. Существует стройная цепочка — от ломбарда и вокзальных парней «золото-доллары-покупаю-дорого» до нас. Скупщик может приобрести золото по 200 рублей за грамм (если человек решил продать ему лом драгметаллов, значит, у него есть причины не продавать его официально и дороже). До нас оно доходит, скажем, по 350 — 370 рублей за грамм. Это все равно дешевле, чем по официальному курсу: свыше 500 рублей плюс налоги. Поэтому при розничной продаже можно демпинговать. И все довольны: каждый из участников получил свою прибыль, а потребитель приобрел украшение подешевле. Он вряд ли заинтересуется, из чьих зубных коронок изготовлено его обручальное кольцо. Брусок золота, расплавленный в тигле, превратится в несколько десятков ювелирных изделий.

Еще проще с производителями из Турции, Египта, стран Азии: привозишь партию украшений, перебиваешь клейма или приделываешь к цепочкам и браслетам уже имеющиеся колечки с проставленными пробами от российских украшений. Себестоимость производства там ниже, чем у российских ювелиров: во-первых, дешевая рабочая сила, во-вторых, сплав, из которого изготавливается украшение, может содержать очень незначительную долю золота, остальное — присадки. Многие из них добавлять в золото просто нельзя, оно становится очень хрупким, и долго такое украшение не проживет.

— Теневой сектор очень мешает работать, — говорит Андрей Ялунин. — «Серые» ювелиры подделывают продукцию местных производителей, в том числе и нашу, продают украшения по более низким ценам, потому что не тратятся на налоги, могут позволить себе выдавать дешевые драгоценные камни за более дорогие: потребитель все равно разбирается в этом слабо.

Однако попытки выяснить, как следует бороться с теневым сектором на ювелирном рынке, наткнулись на полное непонимание со стороны официальных производителей. «Если нелегальные украшения производятся и привозятся, значит, этот сектор кому-то нужен», — комментирует один из участников рынка. Складывается впечатление, что местные производители просто поделили рынок с теневиками. Первые заняли нишу производства более дорогих, индивидуальных или мелкосерийных изделий. Вторые отдают предпочтение массовке. «Они не хотят рисковать, поэтому привозят или производят недорогой стандарт, классику, которая всегда найдет своего покупателя», — объясняет Андрей Ялунин.

Почему у них дешевле

Однако, как считают местные производители, постепенно доля теневого сектора на рынке будет снижаться. «В последние несколько лет заметно выросла как покупательная способность, так и культура потребителя, — рассказывает генеральный директор группы компаний “Ювелирный дом” Виктор Тулупов, — раньше людям было все равно, где и как сделано украшение: главное — купить подешевле и навесить на себя побольше. Теперь стараются выбирать более качественные и интересные изделия».

А вот бороться с легальными произведениями европейских мастеров, конкурентоспособными и качественными, местные ювелиры не смогут. «Получается забавная вещь: Италия практически не добывает собственного золота, но производит огромный объем ювелирной продукции, и она зачастую дешевле, чем у местных производителей», — сокрушается Андрей Ялунин.

Объяснение простое. Во-первых, «90% новых разработок в ювелирной промышленности сегодня принадлежит итальянским мастерам, оборудование тоже производят за границей, — рассказывает Светлана Храмова. — Стоимость оборудования составляет не один миллион долларов. Закупить его в необходимых объемах достаточно сложно. Мы сегодня сотрудничаем с итальянскими фирмами, например с компанией Lucente: отправляем им материал, европейские мастера на своем оборудовании плетут нам цепи и браслеты и отправляют в Россию. Несмотря на длительность производственного цикла, работать по такой схеме нам удобнее и выгоднее».

Во-вторых, сырье, на которое приходится от 50 до 90% затрат при производстве ювелирных украшений, облагается огромным количеством налогов. Так, Россия — единственная страна в мире, где взимается налог на добавленную стоимость (НДС) при покупке драгоценных металлов, пошлина в размере 20% и НДС при ввозе из-за границы драгоценных камней. «В результате отечественные изделия, по некоторым оценкам, в среднем в 1,5 раза дороже итальянских. Отсюда снижение потребительского спроса. Было бы проще, если НДС при покупке драгметаллов был отменен, и налог начислялся только на стоимость затрат при производстве и продаже ювелирных изделий», — считает генеральный директор ассоциации «Гильдия ювелиров России» Валерий Радашевич. Но предложение об отмене НДС при покупке драгметаллов в банках министерство финансов Российской федерации неоднократно отклоняло. В последнем разъяснительном письме, опубликованном в июле, сказано: «Позиция Минфина по данному вопросу не изменилась».

Лучше не будет

Местные игроки уверены: несмотря на существующие проблемы, ювелирный рынок будет расти. «Развитие ювелирной промышленности наблюдается, когда в стране кризис и люди вкладывают деньги в золото. Или когда экономика на подъеме — и население может тратиться на предметы роскоши. Пока покупательная способность растет, вместе с ней растет спрос на драгоценности», — считает Светлана Храмова.

Правда, как считают эксперты Гильдии ювелиров России, увеличиваться рынок будет за счет легальных иностранных производителей, а после вступления России в ВТО при сохранении существующей законодательной базы, неконкурентоспособность российских игроков приведет к значительному их сокращению.
facebook twitter vkontakte g+ ok instagram

Контекстная реклама
Календарь
www.megastock.ru
Разработка портала: Adlogic Systems
Платформа: Xevian
0.68307 [ 148, 0 ] [9.4984]