РЕГИОН-ЗОЛОТО
Пользователей:14145
Подписчиков:12956
Организаций:7680
Изделий:1896
Экспо-Ювелир
ЦБ РФ / 20.11.2017
Доллар (USD): 59,2746 руб.Евро (EUR): 69,6654 руб. Золото: 2462,86 руб. Серебро: 32,56 руб. Платина: 1799 руб. Палладий: 1898,1 руб.
Италмакс
Альфа-Металл
Coglar
Нева-Голд
JewelMarket
Драгоценные металлы
Ювелир Дизайн
Нефрит
ГлавнаяЮвелирный практикумФинмониторинг

Павел Смыслов: история о правилах внутреннего контроля по ПОД/ФТ ювелирной компании и некомпетентном проверяющем

Не так давно одна ювелирная компания, узнав о том, что инспекции пробирного надзора стали по итогам проверок в сфере ПОД/ФТ не только накладывать штрафы, но и выносить предписания об устранении нарушений, неисполнение которых грозит компаниям многотысячными штрафами, написала нам письмо, где посетовала на то, что «сложно выиграть партию в шахматы, когда противник все время меняет правила игры».

И действительно, очень сложно порой адаптироваться и к изменениям закона, и к изменению правоприменительной практики. Однако не было бы ничего невозможного, если бы помимо изменения нормативной базы на проверках не существовало бы, например, такого опасного явления, как субъективизм проверяющего. И сегодня мы расскажем нашим читателям о двух необычных случаях на проверках ювелирного сектора, произошедших летом 2017 года, с которыми мы столкнулись лично и в которых субъективизм инспекторов ГИПН выступил в своей полной красе.

Первый наш герой, небольшая ювелирная компания, несколько месяцев назад разработала новые правила внутреннего контроля по ПОД/ФТ.

В состав приложений к этому документу организация включила перечень операций, подлежащих обязательному контролю, и перечень критериев необычных сделок. В программе выявления операций, подлежащих обязательному контролю, и необычных операций организация сделала ссылку на соответствующие приложения к правилам, указав, что обязательному контролю со стороны компании подлежат операции, указанные в статье 6 Федерального закона №115 и в соответствующем приложении к ПВК (которое полностью дублировало статью 6 закона №115), а перечень критериев и признаков, указывающих на необычный характер сделки, установленных Росфинмониторингом, для выявления операций, в отношении которых возникают подозрения, что они осуществляются в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма, исходя из характера, масштаба и основных направлений деятельности организации и ее клиентов, был также приведен в приложении к ПВК по ПОД/ФТ согласно приказу Росфинмониторинга №103.

Через некоторое время правила внутреннего контроля были проверены инспектором одной из инспекций пробирного надзора. По итогам проверки инспектор ГИПН написал замечание о том, что в программе выявления операций (сделок), подлежащих обязательному контролю, и операций (сделок), имеющих признаки связи с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, или финансированием терроризма не воспроизведены операции, подлежащие обязательному контролю, и необычные операции.

По результатам анализа правил внутреннего контроля был составлен акт проверки, возбуждено дело об административном правонарушении и вынесено предписание об устранении нарушений (в частности, о корректировке правил внутреннего контроля), за неисполнение которого организации посулили штраф от 700 000 до 1 000 000 рублей.

Проверенная организация обратилась к нам за помощью и прислала материалы проверки.

Мы ознакомились и с текстом правил внутреннего контроля, и с актом проверки компании, и лично убедились в том, что правила в приложениях содержат полные и корректные перечни операций, подлежащих обязательному контролю, и необычных сделок. В программе выявления операций ссылки на соответствующие приложения имелись.

Мы предположили, что инспектор ГИПН невнимательно проверил ПВК по ПОД/ФТ и не заметил приложения в правилах внутреннего контроля, содержащие перечни операций. И порекомендовали организации обратить внимание инспектора на приложения к правилам внутреннего контроля. Однако инспектор безапелляционно заявил, что он приложения видел, однако такие перечни операций не могут содержаться в приложениях к ПВК по ПОД/ФТ, а должны быть полностью воспроизведены непосредственно в программе выявления операций. И т.к. в этой программе он этих операций не увидел, он считает это серьезным нарушением и поводом для возбуждения административного дела.

Такой подход инспектора к оценке правил внутреннего контроля нас крайне удивил. Ведь в действительности же отражение перечней операций, подлежащих обязательному контролю, и необычных сделок в составе приложений к правилам внутреннего контроля не является нарушением норм закона и иных нормативных актов в сфере ПОД/ФТ. Наличие таких приложений разгружает и без того сложный для восприятия текст правил внутреннего контроля и оптимизирует их структуру. Правила внутреннего контроля — комплексный документ, и приложения к ним являются их неотъемлемой частью.

Более того, поискав в своем личном архиве, мы нашли письмо ФКУ «Пробирная Палата», подписанное еще в конце 2014 года заместителем руководителя Д.В. Замышляевым, в котором ведомство вообще считало неоптимальным воспроизведение в составе правил внутреннего контроля перечня операций, подлежащих обязательному контролю, и рекомендовало ограничиваться формулировкой «обязательному контролю подлежат операции, установленные нормативными правовыми актами Российской Федерации».

Росфинмониторинг в своем, хотя и сильно в настоящее время устаревшем, типовом образце правил внутреннего контроля, размещенном на своем сайте еще в 2014 году, воспроизвел перечень критериев и признаков необычных сделок именно в составе приложений, а не в тексте правил внутреннего контроля. Перечень операций, подлежащих обязательному контролю, Росфинмониторинг в шаблоне ПВК по ПОД/ФТ не воспроизводил ни в тексте, ни в приложениях, а ограничился общей фразой «обязательному контролю подлежат операции с денежными средствами или иным имуществом, перечисленные в ст. 6 Федерального закона».

Мы порекомендовали организации донести до проверяющего вышеуказанные доводы, однако инспектор ни с одним из них не согласился. Инспектора даже не убедило письмо, подписанное собственноручно его вышестоящим руководством, которое ему продемонстрировала проверенная организация, его он охарактеризовал просто: «это письмо для меня ничего не значит». Итоговый вердикт свелся к простому доводу: «дело будет направлено в суд и судья разберется, как правильно нужно писать правила внутреннего контроля».

Таким образом, правила внутреннего контроля ювелирной компании не прошли проверку только из-за явно надуманных претензий инспектора к ним. Поскольку организации было вынесено еще и предписание об устранении нарушений, мы посоветовали компании не спорить с инспектором, а сделать так, как он просит: изложить перечни операций непосредственно в тексте программы выявления операций правил внутреннего контроля, перенеся их туда из текста приложений.

Второй герой нашей сегодняшней статьи — также небольшая ювелирная организация, разработавшая правила внутреннего контроля летом 2017 года и сдавшая их на проверку в инспекцию пробирного надзора. По итогам проведения проверки компания получила замечания к правилам внутреннего контроля и акт проверки, которые прислала нам для изучения. Основным замечанием инспектора ГИПН к правилам внутреннего контроля было следующее: в программе выявления операций, подлежащих обязательному контролю, и необычных операций «описаны сделки (недвижимость, банковские операции и т.д.), которые не имеют отношения к сделкам купли-продажи драгоценных металлов и драгоценных камней, ювелирных изделий из них и лома таких изделий», а «правила внутреннего контроля общества составлены формально, по отдельным положениям носят декларативный характер и не учитывают специфику осуществляемой деятельности».

Мы изучили присланные нам на проверку правила внутреннего контроля и лично убедились в том, что в указанной программе правил внутреннего контроля обществом действительно были в полном объеме воспроизведены операции, подлежащие обязательному контролю, в соответствии со статьей 6 Федерального закона №115. И такой подход к разработке ПВК является абсолютно верным, что в т.ч. подтверждается не только многолетней практикой проверок правил внутреннего контроля надзорными органами, но и даже официальными разъяснениями Росфинмониторинга — Информационным письмом от 05.05.2016 г. «О типовых ошибках при разработке правил внутреннего контроля в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, организациями и индивидуальными предпринимателями, поднадзорными Федеральной службе по финансовому мониторингу».

В указанном письме ведомство приводит следующий пример, когда в программе выявления операций указывается неполный перечень операций (сделок), подлежащих обязательному контролю, в соответствии со статьей 6 Федерального закона №115: в правилах внутреннего контроля указываются только профильные операции, подлежащие обязательному контролю. Организация, оказывающая посреднические услуги при осуществлении сделок купли-продажи недвижимого имущества, указала, что выявляет только операции с недвижимым имуществом, результатом совершения которых является переход права собственности на такое имущество, и подлежит обязательному контролю, если сумма, на которую они совершаются, равна или превышает 3 миллиона рублей либо равна сумме в иностранной валюте, эквивалентной 3 миллионам рублей, или превышает ее.

Финансовая разведка отметила в своем письме, что статьей 6 Федерального закона №115 приведен исчерпывающий перечень операций с денежными средствами или иным имуществом, подлежащих обязательному контролю. В настоящее время Федеральный закон № 115 не содержит изъятий относительно обязанности организаций и индивидуальных предпринимателей выявлять и направлять в Росфинмониторинг сведения только по определенным операциям, подлежащим обязательному контролю.
Однако проверяющий правила внутреннего контроля инспектор ГИПН посчитал иначе, чем Росфинмониторинг: раз компания ювелирная, то отчеты в Росфинмониторинг, например, о продаже собственной недвижимости она сдавать не обязана, а поэтому все это нужно из правил внутреннего контроля исключить. Напомним нашим читателям, что именно Росфинмониторинг является уполномоченным органом в сфере ПОД/ФТ, куда организации представляют информацию, именно поэтому ювелиры обязательно должны руководствоваться позициями этого ведомства по всем вопросам в сфере ПОД/ФТ.

К сожалению, в этих историях в очередной раз нашел свое подтверждение на практике принцип некоторых проверяющих о том, что «правила внутреннего контроля — документ сложный и без ошибок быть не может». Эти истории также показали, что некоторые рядовые инспекторы игнорируют позиции не только Росфинмониторинга, но даже и своего же ведомства — Пробирной палаты, выражаемые через вышестоящих должностных лиц.

Полагаем, что из-за надуманных и безосновательных придирок инспекторов ГИПН ювелирные организации могут быть действительно привлечены к ответственности в суде: ведь судьи зачастую не разбираются в таком сложном законодательстве, как ПОД/ФТ. Нам представляется почти невозможным, что судья при рассмотрении дела станет изучать особенности составления правил внутреннего контроля по ПОД/ФТ.

К этому случаю мы хотели бы привлечь внимание не только ювелиров и иных организаций и предпринимателей, но и представителей руководства Росфинмониторинга и Пробирной палаты, которые регулярно читают наши статьи. Мы считаем совершенно ненормальной ситуацию, когда отдельные должностные лица не хотят ориентироваться ни на нормы закона, ни на разъяснения своих же ведомств, а в некоторых случаях даже на здравый смысл. 
 

Комментарии к: Павел Смыслов: история о правилах внутреннего контроля по ПОД/ФТ ювелирной компании и некомпетентном проверяющем
Вы не авторизованы. Вход | Регистрация
www.megastock.ru
Разработка портала: Adlogic Systems
Платформа: Xevian