SOKOLOV SOKOLOV
Адамас
Не все то золото...

Не все то золото...

Расширение экспорта драгметаллов спасет отрасль от падения производства

Одной из самых топовых новостей марта стала история с потерей в аэропорту Шереметьево двух золотых слитков общей стоимостью почти 60 млн руб. Позднее их нашли по дороге следования грузовой тележки, откуда они по недосмотру персонала просто выпали при транспортировке. Интереснее оказалось направление следования – Лондон. Впрочем, для экспертов ничего интригующего, ведь Великобритания со времен колониализма является главным мировым центром торговли вечным металлом. На фоне решения о снижении закупок со стороны ЦБ экспорт – единственная возможность сохранить золотодобывающую отрасль России от серьезных потрясений. Или это все же капиталы на фоне пандемии коронавируса устремились из страны за рубеж, как намекают некоторые СМИ?

Вечные ценности

Согласно информации Союза золотопромышленников, общее производство золота в России в 2019 году увеличилось на 12 %, до 368 тонн. Для отечественных производителей это устойчивый тренд последних десяти лет. Сейчас Россия входит в первую тройку по добыче и производству золота после Китая и Австралии. По итогам прошлого года всего в мире было произведено 4 642 тонны драгметалла. И на долю РФ приходится солидная часть этих объемов.

Основным покупателем российского золота в последние годы выступал Банк России, который исправно пополнял резервы страны. На начало 2020 года РФ находилась на пятом месте по запасам драгметалла в резервах после США, Германии, Италии и Франции, обогнав даже Китай. Существенный рывок был сделан именно в последнее десятилетие. Еще в 2010 году резервы составляли только 649 тонн. За 10 лет Банк России приобрел еще 1 621 тонну золота.

Специалисты указывают, даже по самым простым расчетам видно, что производство вечного металла превышает потребности внутреннего рынка страны. Центробанк показал, что готов приобретать порядка 200 тонн в год, и то в период активного пополнения золотовалютных резервов. Остальные объемы нужно будет реализовывать по другим каналам.

Однако Банк России официально объявил о приостановке с 1 апреля нынешнего года операций по покупке золота на внутреннем рынке драгоценных металлов. Когда ведомство намерено возобновить активность по пополнению резервов, пока неизвестно. Все будет зависеть от «развития ситуации на финансовом рынке», подчеркивают в ЦБ.

Снижать закупки золота Банк России начал еще в середине 2019 года. По данным на 1 марта, объем золота в резервах ЦБ составлял 2,29 тыс. тонн. За два месяца запасы выросли менее чем на 19 тонн. Для сравнения: в тот же период прошлого года запасы поднялись почти на 36 тонн. Кстати,и тогда это был один из худших показателей за последние несколько лет.

Одним словом, экспертам очевидно,рассчитывать на скорое возвращение государства как покупателя на рынок физического золота не приходится. Особенно в условиях серьезного роста бюджетных трат в рамках борьбы с новым коронавирусом и ограничительных мер, накладываемых на работу бизнеса в стране. Плюс турбулентность в отрасли, являющейся одной из главных статей доходов российской казны, – нефтедобыче.

Экспортный потенциал

В таких условиях реализация российского золота на мировом рынке становится ключевым направлением усилий отраслевых игроков. Участники рынка отмечают – параметры экспорта металла традиционно почти напрямую коррелируются с покупками ЦБ для пополнения золотовалютных резервов страны. Как только увеличиваются покупки Банком России, соответственно, уменьшается объем экспорта, и наоборот.

Это происходит в связи с тем, что другие потребности внутреннего рынка в золоте являются не такими значительными: ювелирное производство и другие сектора экономики ежегодно потребляют только около 40 тонн. Так, в 2018 году Банк России приобрел рекордное количество золото – 274 тонны, соответственно, и экспорт составил только 14 тонн. В 2019-м Банк России снизил закупки на 42 %, до 156 тонн. Как результат – экспорт в плюсе сразу в восемь раз, до 116 тонн.

И направилось золото, как показывают данные статистики, преимущественно в Великобританию. Таков сейчас общий мировой тренд. В 2016–2017 годах основным направлением экспорта золота из России была Швейцария, в 2018-м – Швейцария и Великобритания. Однако, как известно, интерес к покупке золота возрастает в период рыночной турбулентности и роста геополитических рисков. Например, Brexit способствовал интересу британских и международных инвесторов к золоту, поставки золота из России в Великобританию в 2019 году резко выросли, составив основной объем экспорта. Впрочем, как и из других стран. Например, Швейцария за 9 месяцев 2018 года отправила в Лондон только 9 тонн золота, а за этот же период 2019 года – 251 тонну.

Великобритания считается одним из крупнейших центров торговли физическим золотом еще со времен «империи, в которой никогда не заходит солнце», когда богатства свозились в страну из всех уголков мира. В настоящее время Лондон – это центр глобальной торговли и хранения золота, откуда оно перенаправляется самым разнообразным международным инвесторам, конечным странам-потребителям, крупнейшие из которых – Китай и Индия, а также место, где хранят золото крупнейшие международные биржевые фонды. В последние годы на пятки Лондону и Цюриху все активнее наступают Дубай и Шанхай. Но пока им не удается отнять пальму первенства в сфере биржевой торговли главным драгметаллом у признанных европейских грандов.

Поэтому нет ничего удивительного, что золото, потерянное и найденное в Шереметьево, направлялось именно в Лондон. Просто там сейчас сосредоточены ключевые покупатели и проводятся основные операции. Был бы спрос в стране, вероятно, не стали бы продавцы организовывать сложную логистику доставки физического металла за рубеж.

Кстати, российские власти сейчас активно изучают инструменты, которыми можно поддержать золотодобывающую отрасль страны. Прежде всего речь идет о стимулировании экспорта золота за рубеж. В частности, Правительство РФ рассматривает возможность смягчения режима оборота драгметаллов для предприятий отрасли. Из последнего прорывного – добывающим организациям разрешили полноценно торговать на мировых площадках самостоятельно, для чего они смогут получать генеральные лицензии. По российскому законодательству такая возможность была только у коммерческих банков. Именно они выступали основными покупателями физического золота у производителей и продавали его, в том числе ЦБ и на экспорт. Добывающие же компании должны были оформлять разрешение на зарубежные поставки по каждому конкретному реализуемому контракту. Эксперты говорят, что такие административные ограничения серьезно тормозили активность добывающих организаций на экспортном направлении, снижали их выручку и экономические показатели.

Кстати, несмотря на стабильно высокий спрос на физическое золото на глобальных рынках, имеющиеся административные препоны мешают отечественным компаниям пользоваться благоприятной конъюнктурой. Уже есть несколько случаев, когда руководство предприятий отрасли было вынуждено приостановить свои производства в некоторых регионах. Остроты проблеме добавило ограничение географии авиационных полетов, которыми традиционно осуществляются экспортные поставки физического золота за рубеж.

Впереди тележки

Вот и получается: случайно вскрывшаяся история с «бегством» в Лондон золота в период бушующего в стране коронавируса возможна только на бумаге. А ведь даже «расследование» было проведено. Документы говорили о многомиллиардной стоимости посылки, уходящей за рубеж. И даже определили красноярский след ценного груза, улетевшего через Шереметьево.

Рядовая банковская сделка для обывателя, незнакомого с кухней оборота золота в РФ, превратилась почти в детективную историю. Финансовые аналитики указывают на особый характер операций с наличными драгметаллами. Конечно, никто не мешает владельцу хранить слитки дома, но продать их можно только кредитной организации. Если золото хранилось не в банковском сейфе, банк обязательно должен слиток проверить и выяснить, тот ли это товар и соответствует ли он указанным параметрам. Разумеется, для организации это дополнительные расходы, и они закладываются в итоговую цену для продавца. Существуют, как подчеркивают эксперты, куда более интересные инструменты перемещения капиталов, чем транспортировка реального золота, в частности безналичные металлические счета.

Статистика свидетельствует, в России инвестиции в золото у населения вообще не очень популярны. Ежегодно они едва достигают по всей стране 3–5 тонн. В Германии, например, в которой нет собственной добычи, покупки золота физическими лицами составляют до 100 тонн в год. Во многом это следствие действующего в РФ налога на добавленную стоимость на слитки в размере 20 %, а еще большой разницы в ценах продажи и обратной покупки, что делает вложения в физическое золото не очень привлекательным инструментом вложений.

Корпоративному сектору физическое золото, как показывает практика, требуется лишь в производственных нуждах. Очищение от примесей извлеченных драгоценных металлов и доведение до химической чистоты в соответствии с российским законодательством и международными стандартами осуществляется на аффинажных предприятиях. При этом золотодобывающих компаний в России более 550, а аффинаж драгоценных металлов имеют право осуществлять только 10 организаций.

«95 % драгоценных металлов российским аффинажным предприятиям не принадлежат. Они находятся в переработке как давальческое сырье по договору подряда с собственником. По сути, речь идет о сервисной функции. Это как отдать автомобиль на ремонт в мастерскую. Никто же не считает, что в результате машина оказывается в собственности автосервиса. Вот и с аффинажем драгоценных металлов такая же ситуация: весь продукт возвращается владельцу», – поясняет руководитель информационной политики Красцветмета Мария Юферова.

Красноярский завод цветных металлов имени В. Н. Гулидова – одно из крупнейших предприятий отрасли в мире. Ежегодно здесь превращается в слитки более 200 тонн золота. При этом партнерами Красцветмета выступают не только крупные золотодобывающие структуры, но все чаще и представители малого и среднего бизнеса. Так что неудивительно, что потерянные в Шереметьево слитки когда-то могли быть изготовлены и на красноярском заводе.

Нужно понимать, для добывающих компаний золото – обычная продукция, товар, который необходимо продать, чтобы превратить в деньги и опять вложить в производство. Например, закупить топливо, электроэнергию, оборудование, выплатить заработную плату сотрудникам, погасить кредиты и проценты по ним. Отрасль, кстати, очень капиталоемкая. Срок окупаемости новых проектов достигает десятков лет. При этом налоги платятся с начала запуска производственного цикла. Получается, хранить партии готового золота им совсем ни к чему.

Финансисты указывают на чрезвычайную зарегулированность российского рынка драгоценных металлов по сравнению с другими странами. Перечень мер государственного контроля содержится в десятках документов. Анонсированные послабления в отрасли дают им надежду, что с их введением россияне поверят в золото и станут инвестировать в него свои средства. И тем самым поддержат производителей вечного металла, являющихся крупнейшими налогоплательщиками для своих регионов, например в Красноярском крае.

драгметаллы , золото
Источник: Коммерсант
144

ПОДЕЛИТЬСЯ В СОЦ. СЕТЯХ:

Оставить комментарий

Для того, чтобы оставить комментарий,
зарегистрируйтесь или войдите через соц. сети