SOKOLOV SOKOLOV
Адамас
Вячеслав Дарвин: «На прошлой неделе на счет предприятия не поступило ни копейки»

Вячеслав Дарвин: «На прошлой неделе на счет предприятия не поступило ни копейки»

О ювелирном производстве в режиме самоизоляции, мартовском проседании, необходимости заплатить за отсутствие работы, возвращении старых заказов и непоступлении новых рассказал в экспресс-интервью RUGRAD.EU владелец компаний «Амбертим» и Darvin Jewelry Вячеслав Дарвин.

— Как ваше предприятие ощущает себя в режиме самоизоляции?

— Согласно рекомендациям властей, наше предприятие не работает (штат 150 человек). Исключение составляет узкая группа инженерного состава. Они трудятся в режиме полной изоляции 1–2 часа в день с отдельными входами на предприятие и отчетами в режиме онлайн. Технические специалисты обеспечивают жизнедеятельность производственных процессов, остановка которых приведет к огромным убыткам. Все варианты работы, которые возможно делать «на дому» (дизайнеры, художники, сборщики готовых изделий), исполняются. Сотрудники отчитываются в режиме онлайн. Это сделано не с целью заработка, а больше для психологической поддержки людей.

На сегодняшний день обращаться за помощью к государству пока необходимости нет. Компания выполнила все свои обязательства перед страной по налогам и сотрудниками (за март заработная плата выплачена в полном объеме). Предприятие к такой ситуации готовилось заранее. Как экспортеры мы получали сигналы от наших партнеров из Германии, Израиля, Тайваня, Таиланда, Австралии. Действуя на опережение, мы закупили все необходимые средства индивидуальной защиты, ввели дополнительную санитарную обработку помещений. 

— Апрель — низкий сезон для ювелирщиков. Возможно, этот факт поможет минимизировать потери в отрасли?

— С апреля по сентябрь в «ювелирке» спрос снижается на 50–70 %. Большие объемы продаж были в декабре. Март, который тоже является высоким сезоном по уровню спроса, в этом году из-за коронавируса сильно просел. Например, на прошлой неделе на расчетный счет предприятия не поступило ни копейки. Заказы на март были размещены еще в конце 2019 года. Вся продукция была отгружена в феврале, но оплат нет. У наших партнеров тоже есть обязательства по заработной плате, налогам, арендным платежам. Мы входим в их положение и ждем. 

Относительно янтарной отрасли ограничение в передвижении — это сильный удар, потому что производители с мая по сентябрь переключались на отгрузку продукции по туристическим направлениям: Санкт-Петербург, Сочи, Крым и т. д. Второй удар — прекращение экспорта в Китай. Это коснулось как янтарных, так и ювелирных изделий с солнечным камнем. 

— Как обстоят дела с «нерабочей неделей»? Она должна оплачиваться?

— Кем? Давайте разделим понятие на две разные категории. Есть пособия по безработице, и, их, насколько я понимаю, работодатели не платят. Работодатели оплачивают заработную плату. Как в частном бизнесе возможно заплатить за то, что сотрудник не работает, я пока этого не знаю. Российское законодательство ни разу не было в ситуации, в которой мы все оказались сейчас. Говорить о нормах закона, к которым с юридической точки зрения мы не готовы, преждевременно. Думаю, что будут дополнительные разъяснения механизмов действия по данному вопросу. Ведь это не уникальная проблема только моей компании.

Еще и тот факт, что предприятие не может заявить о банкротстве в течение полугода. Получается, что предприниматель везде должен. Я солидарен с тем, о чем пишут в СМИ, но я как опытный человек могу адаптировать информацию. Дайте всем время принять конкретные решения и власти в том числе. Я уже слышал, что все контрольно-надзорные органы будут рассматривать проблемы каждого предприятия индивидуально. Если компания имела реальную возможность выполнить обязательства, но вместо этого владелец «набил себе карманы деньгами», — тут должно быть одно решение. А в случае если работодатель до последнего исполнял все обязательства, но у него просто закончились деньги, то здесь должна быть другая ответственность. Сейчас многое зависит от решений самих работодателей, не только органов власти. Пришло время действий, а не разговоров.

У сотрудников нашего предприятия нет паники. Я им рассказал обо всех своих возможностях и выполнил все свои обязательства на сегодняшний день. А требовать невозможного, конечно, можно, но деньги от этого не появятся. Например, НДС мы платим по отгрузкам. Компания при отсутствии поступлений денег на расчетный счет уже оплатила налог на добавленную стоимость в полном объеме. Мне предлагают не отгружать товар, но там штрафные санкции. При этом мне еще говорят о том, что я должен платить зарплаты. С чего? Если сейчас с нами расплатятся все контрагенты, то компания сможет производить продукцию на склад до октября 2020 года.

— Новые заказы поступают? 

— Нет. И даже сроки запланированных заказов переносятся. Например, наша компания производит продукцию для крупной федеральной сети. Они не отказываются от заказов и даже делают предоплаты, но у нас нет физической возможности довезти продукцию до их склада в Москве. Весь их персонал, принимающий товар, — на самоизоляции. Экспортные заказы в Германию вернулись обратно, даже не покинув территорию Литвы. Увеличились сроки и удлинилась логистика по доставкам грузов автотранспортом. Сейчас расходных материалов из Москвы и Питера приходится ждать 2 недели, вместо обычных 3–5 дней. 

— В связи с падением курса нацвалюты и увеличения цен на драгметаллы стоимость ювелирных изделий вырастет?

— Золото — это не только валютный товар, но и биржевой. А на биржах сейчас — «броуновское движение», поэтому спрогнозировать ситуацию сложно. 

Текст: Алена Иванова
Главное фото: newkaliningrad.ru
Фото: Юлия Власова

ювелирное производство
Источник: rugrad.eu
316

ПОДЕЛИТЬСЯ В СОЦ. СЕТЯХ:

Оставить комментарий

Для того, чтобы оставить комментарий,
зарегистрируйтесь или войдите через соц. сети