SOKOLOV SOKOLOV
Алмазы vs Цветные ювелирные камни

Алмазы vs Цветные ювелирные камни

О параллелях и различиях алмазно-бриллиантового рынка и рынка цветных камней беседуют корреспондент Rough&Polished Сергей Горяинов и российский геммолог, профессор Андрей Аметистов.

За последние пять лет наблюдается бурный расцвет технологий синтеза алмазов ювелирного качества и соответствующий промышленный и торговый бум, в результате предложение качественной крупноразмерной синтетики растет по экспоненте, себестоимость ее падает, и с большой вероятностью можно утверждать, что этот процесс будет достаточно быстро развиваться. С такой ситуацией алмазно-бриллиантовый рынок никогда ранее в своей истории не сталкивался — в отличие от рынка цветных камней, на котором синтетика высокого качества и с относительно низкой себестоимостью присутствует уже много десятилетий. Как обстоит дело сегодня с экспансией ювелирной синтетики на рынке цветных камней?

Начиная со времени массового внедрения методов выращивания (Вернейля, Чохральского) синтетической шпинели, сапфира, рубина и других камней в послевоенное время в основном для нужд электроники и оптоэлектроники, цветные искусственные камни никогда не находили своего места на ювелирном рынке премиум - класса. Исключение составляло лишь ювелирное производство СССР (характерно, что подчинялось оно Министерству культуры СССР). В настоящее время на национальных рынках встретить синтетический центральный камень, оправленный в дорогой драгоценный металл (золото - платина – палладий) невозможно. Рынок золотых украшений России не исключение. Совмещение цветной синтетической вставки и дорогого драгоценного металла считается бесперспективным. Немногочисленные исключения - украшения от мошенников или ювелиров - профанов. В то же время на рынке изделий из серебра и бижутерии, за редким исключением украшений из Таиланда и Индии, преобладают синтетические ювелирные вставки. Покупатели разных групп благосостояния одновременно охотно покупают и сильно обработанные природные цветные камни и совершенно натуральные. При этом любые синтетические цветные камни большинством покупателей (пока) отвергаются. Потребитель предпочитает сильно обработанный менее качественный, но природный цветной камень синтетическому. И это в условиях поступательного повышения цен на цветные ювелирные камни темпами 10-80% в год, которое мы наблюдаем в течение последнего десятилетия. Лидеры подорожания аквамарины цвета Санта-Мария, арбузные и другие турмалины ярких расцветок.

Методы «облагораживания» цветных камней постоянно совершенствуются, происходит ли конвергенция рынков «облагороженных» природных камней и синтетики?

Сорок лет назад к простым термическим обработкам цветных камней, используемых для улучшения их цвета, добавились радиационная обработка, пропитка, проклеивание, залечивание трещин, дублетирование, скрайбирование, атомная и молекулярная объемная и приповерхностная диффузия и многое другое. Широкое внедрение этих новых технологий закономерно привели к сближению понятий синтетических и природных камней. Постепенно стирается разница между 100% природными камнями и сильно обработанными композитными ювелирными вставками. Сближаются и цены. Так в 2002 году необработанный рубин среднего качества стоил в десять тысяч раз больше аналогичного по качествам рубина с залеченными трещинами. Сейчас можно найти необработанный рубин, который дороже упрочнено - заполненного камня всего в 10 раз. Рынок цветных камней приспособился к запросу на камень, «который исходно был природным»: в настоящее время более 80% цветных драгоценных и других ювелирных камней обработаны. В настоящее время на мировом рынке термически обработаны и сильно комплексно обработаны 99% рубинов, 97% изумрудов, 95% разных по цвету сапфиров, 30% аквамаринов, 70% морганитов, 95% танзанитов, 30% гранатов демантоидов, 99.99% топазов разных расцветок, 95% необходимо и правильно высушенных опалов (другие просто развалятся в процессе носки украшений). Необработанными пока остаются большинство турмалинов (кроме камней цвета Параиба), красные гранаты и гранат цаворит, александриты, аметисты и великое множество красивейших редких драгоценных камней, спрос на которые на рынке постоянно растет.

Есть ли тенденция совершенствования технологий, направленных на затруднение идентификации синтетических камней?

Интенсивная разработка технологий выращивания драгоценных камней не для оптоэлектроники, а для ювелирного рынка, в основном в США и Японии, пришлась на период с 1990 по 2010 год и увенчалась лишь некоторым, да и то временным успехом. Методом выращивания из силикатных флюсов фирмe Chatham удалось воспроизводимо получать изумрудные кристаллы в виде друз - сдвойникованных кластеров гексагональных призм. Кристаллы можно было получать с любым количеством структурных дефектов, с включениями типичных для природных изумрудов матричных горных пород, с одновременным легированием двумя хромофорами Cr+V и, соответственно, с любым «замбийским», «колумбийским» и другим цветом. Года три изумруды Chatham победно появлялись на прилавках рынков драгоценных камней. Затем были найдены достаточно эффективные методы идентификации, и эта синтетика исчезла с квалифицированных рынков. Хотя, судя по повторяющимся ошибкам российских экспертных лабораторий, изумруды Chatham остаются изумрудной синтетикой, наиболее трудной для идентификации.

Экономически удачным некоторое время был проект фирмы Gilson по синтезу искусственных «стержне - глобулярных» опалов. Прибыль проекту обеспечивали в течение 10 лет высокие цены на австралийские опалы, хотя идентификация опалов Gilson не представляла трудностей с самого начала (стержневое строение кабошонов со стороны рундиста). Однако, открытие месторождения эфиопских опалов гиалитов с прогнозируемыми запасами до 40 000 тонн на плоскогорье Wollo привело к почти полному исчезновению этих синтетических вставок с рынков. Эфиопские опалы оказались дешевле синтетических и практически разорили многие опаловые рудники и фабрики по их обработке в Австралии.

Третий достаточно удачный проект по синтезу одного из популярных ювелирных камней продолжает приносить прибыль и сейчас. Это полусинтетическая бирюза фирмы Kingman (США). Синтезированная из белого фосфата природного происхождения окрашенная бирюза фирмы Kingman охотно покупается, оправляется в золото и платину и обсыпается мелкими бриллиантами в любых украшениях. Но только в США. При этом дорогая ювелирная вставка так и называется: «Бирюза фирмы Kingman». Так что никто особенно и не скрывает, что камень синтетический. Более того, сейчас бирюза на мировом рынке представлена на 50% крашенным минералом говлитом, 10% крашенными отходами алюминиевого производства, 25% крашенным минералом магнезитом. Годовой оборот одного из самых популярных камней в мире в виде синтетических заменителей составляет до 100 миллионов долларов в год.

Так что можно утверждать, что синтетика заняла свою определенную нишу, и конкуренции с природными камнями практически нет, по крайней мере, пока.

Насколько велик объем рынка ювелирных изделий с цветными синтетическими камнями?

Синтетические камни массово используются только в серебряных украшениях. В основном эти украшения производят азиатские кластерные ювелирные гиганты в городах Шэньчжэне, Панью (пригород Шанхая с 7-ми миллионным населением), Бангкоке, Чантхабури. Здесь центральные природные камни совсем невысокого качества обсыпают исключительно фианитами (cubic zirconia). Финансовый оборот этих серебряных гигантов сравним с производством всей ювелирной индустрии остального мира. Но главным по объему использования синтетическим камнем является фианит. Затем следуют имитации жадеита и нефрита - весь объем имитации последних камней приходится на Китай. В Индии с заметным отрывом преобладают стеклянные и гошенитовые имитации изумрудов и алекситы. Последний синтетический камень производится не в таких объемах, как бирюза или синтетические опалы, но, возможно, обладает определенной перспективой. Алексит это стекло сверхмедленного затвердевания с ближним порядком и твердостью по Моосу 6-7. Легируют алексит редкоземельными металлами из Китая. Отличить от природных камней легко. Но, например, в Турции для туристов уже 5 лет султанит только такой.

В последнее время в алмазной отрасли интенсивно обсуждается тема блокчейна применительно к торговле бриллиантами. Утверждается, что для новых поколений потребителей весьма важна этическая составляющая товара, поэтому необходимо предоставлять покупателю полную информацию о бриллианте, весь его путь от карьера или шахты до прилавка, дабы на этом пути не оказалось вооруженных конфликтов, криминала, детского труда и т.п. Наверное, крупные продуценты алмазного сырья АЛРОСА и De Beers и их контрагенты способны создать распределенные реестры, действительно отражающие полную историю бриллиантов. Но также очевидно, что затея теряет всякий смысл, когда покупатель приобретает, скажем, кольцо с центральным камнем — изумрудом в окружении пяти мелких бриллиантов: по бриллиантам он сможет получить полную информацию, а по изумруду в лучшем случае стандартный геммологический сертификат, в котором история камня никак не отражена. Учитывая, что уже до 10% бриллиантовых помолвочных колец стали сегодня центрально «цветными» — возможна ли в принципе разработка технологии, позволяющей точно прослеживать путь цветных ювелирных камней от месторождения до прилавка, и стоит ли вообще такими технологиями заниматься?

Эта затея обречена на провал по следующим причинам:

- необходимо четко установить точное соответствие между камнем в руках и следом в интернете. То есть, камень надо промаркировать. А иначе непонятно к чему именно будет относиться вся блокчейн информация. Сейчас задача более или менее решена для бриллиантов. Возможно, задача может быть решена и для отдельных не напряженных шпинелей. И все. Соотношения динамического предела разрушения цветных камней с некубической структурой, их однонаправленной природной дислокационной структурой, сильной анизотропией всех механических и прочностных свойств и теплопроводности будет приводить к неминуемому разрушению любого рундиста цветного камня при сильном тепло - механическом воздействии лазерного луча. Удача может прийти на этом пути только в кабинетных фантазиях;

- простота подделки и переупаковки камней с целью их маркировки в различные блистеры, которые можно изготовить в Китае по телефонному звонку за 5 дней с доставкой в любую точку мира, также дает преимущество только организованным мошенникам;

- наконец, нужно четко понимать, что собрать более-менее мощный и хорошо сфокусированный лазер может любой аспирант - «твердотельщик» в гараже. Да и стоит маркировочный лазер дорого только для физических лиц. Любой организации он вполне «по карману».

Что касается этического аспекта добычи драгоценных камней, то этот фиговый листок добывающих компаний носит совершенно отчетливый медийный характер. Все без исключения добывающие компании в Африке разорили и продолжают разорять вплоть до голодной смерти миллионы африканцев по одной простой причине. Концессии добывающих компаний оплачиваются правительствам стран, а средств к многолетнему существованию лишаются сотни тысяч семей. Прямая же помощь добывающих компаний местным наемным работникам и их семьям и деревням носит откровенно рекламный характер. Локальные африканские старатели предпочитают работать на огромную неформальную организацию гвинейцев, выходцев из Гвинеи со столицей Конакри. Оборот этих закупщиков цветных камней во много раз больше объемов продаж как Tanzanite One Minning Co, так и Gemfields Group. Вместе с индийскими и тайскими «закупщиками» камней годовой оборот гвинейских общин может достигать 300-400 миллионов долларов США. Это по самым скромным оценкам. Разумеется, в блокчейне эти участники рынка не заинтересованы.

За последние сто лет добыто огромное количество ювелирных алмазов, часть которых со сменой поколений владельцев вновь включается в торговый оборот. На алмазном рынке влияние давления этого постоянно растущего «месторождения» на текущие цены оценивается по-разному, но точных количественных данных никто привести не в состоянии. А как обстоят дела с вторичным рынком цветных камней? Влияет ли он на текущие цены, скажем на рубины и изумруды, и если влияет, то в какой степени?

Практически не влияет. Вторичный рынок цветных камней наиболее развит на аукционах в Гонконге, Великобритании. Примерно 50% цветных камней с историей обладают фальшивым провенансом. Известные шпинели, рубины, сапфиры и изумруды с реальной более чем 20-ти летней историей продаются крайне редко. До 95% династийных изделий на жадовых аукционах в Гонконге, Christie’s и Sotheby являются новоделом.

Для алмазного рынка характерно изобилие отраслевых регулирующих и совещательных надстроек типа Кимберлийского процесса, Всемирного алмазного совета и т. п. На рынке цветных камней подобные институты практически отсутствуют. Как с Вашей точки зрения — отсутствие подобных транснациональных регулирующих надстроек позитивный или негативный для рынка фактор?

Транснациональные регулирующие надстройки на рынке цветных камней в настоящее время невозможны и не нужны. Слишком много видов товара, еще больше месторождений в разных странах. Навязываемые рынку понятия мертворожденных нерыночных структур типа CIBJO - The World Jewellery Confederation со штаб-квартирой в Париже, закономерно отторгаются. После более чем пятилетнего давления на рынок на эмпориумах и в торговых залах по-прежнему не приняты термины типа «композит», и рекомендуемые постулаты «обработанный значит не природный и не драгоценный», «для продажи всякого по-настоящему драгоценного камня нужна куча документов» были тотально не приняты мировым рынком. Рынок по-прежнему избирает свои термины и критерии качества. Причем главное в этих сложившихся критериях: для каждого типа цветных драгоценных камней критерии качества и цены свои. Что и понятно. Характеристика «fine» для изумруда с трудом дотягивается до оценки чистоты «commercial» сапфира. Цвет vivid green «однозначно зеленый» изумруда вполне «ликвиден», а цвет «reddish pink» для рубина это приговор, переводящий камень в разряд не самых дорогих розовых сапфиров. Любые навязанные рынку регулировки и стандартизация не приведут к заметным изменениям ни цен, ни соотношения спроса и предложения. На протяжении многих лет только один фактор по-настоящему регулировал рынок цветных камней: обеднение традиционных источников сырых камней и открытие новых месторождений и способов обработки.

Какие наиболее яркие события оказывали существенное влияние на рынок цветных камней за последние 50 лет и приводили к значительным колебаниям цен?

Каждое из перечисленных событий приводило к переделу рынка в объеме $0,5 млрд и более:

- 1970 годы +- 5 лет. Отработка цейлонскими триттерами простой технологии отжига при пониженных температурах молочных сапфиров geuda в атмосфере с легочным наддувом, что обеспечило получение сапфиров с уникальным и неповторимым цветом Corn Flower Blue. Точной воспроизводимости василькового цвета после отжига в печах до настоящего времени не достигнуто в отношении сырья любого происхождения;

- 1967-1968 годы. Открытие изменения цвета полицветных, коричневых и серых цоизитов из рудника Мерелани на яркий дихроичный малиново-синий танзанит (название предложено в Tiffani). Первый отжиг был проведен случайным образом в костре. В 2012 году был найден простой и надежный достаточный признак «необработанности» танзанита;

- 1989 год. Первый случайный опыт отжига турмалинов на плитке для приготовления кофе бригадиром старателей гаримпейрос на руднике Сао Жозе де Баталья в бразильском штате Параиба. Впервые был получен турмалин ярчайшего сине-бирюзового цвета. До этого существовал лишь один цветной камень бирюзового цвета - отожженный коричневый циркон из месторождения Раттанакири в Камбодже. 2015 год - начался процесс потери идентичности цвета турмалина Параиба, падение цен, изменение рыночных тенденций;

- 1992-2006 годы. Разработка технологии упрочнения трещиноватых рубинов из месторождения Mong Hsu в Бирме и применение этой технологии к блочным монокристаллическим рубинам в цоизитовой породе из танзанийского месторождения Мерелани. Упрочнение и незначительное улучшение красного цвета достигалось за счет пропитки рубинов в сверхтекучем расплаве светло-оранжевого оксида Pb2O3 при температурах 600-750 градусов Цельсия. Объем продаж рубинов на мировом рынке увеличился более, чем в 100 раз;

- 2008 год. Открытие богатейшего месторождения различных по фоновому цвету и структуре опалов на Эфиопском плоскогорье Wollo. Сильное падение цен на австралийские опалы. В том числе и черных;

- 2008-2012 год. Тотальное обеднение крупнейшего в мире аллювиального месторождения синих сапфиров Bo Phloi в провинции Канчанабури в Таиланде. В 21-м веке месторождение разрабатывалось с помощью экскаваторов и флотационных установок селекции. До 2015 года каждые четыре из пяти синих сапфиров в украшениях всего мира были родом из этого месторождения. Последовало более чем трехкратное повышение цен на синие сапфиры.

Рынок алмазного сырья поделен между несколькими крупными компаниями, на рынке цветных камней традиционно оперировали десятки мелких производителей, но появление Gemfields Group нарушило эту традицию. Можно ли считать этот опыт удачным и задающим тенденцию дефрагментации рынка?

Опыт компании Gemfields неоднозначен. Первая приобретенная концессия на часть изумрудного месторождения Kafubu была крайне удачна, но только в сочетании революционного для Африки способа продажи селектированных камней, а не камней, добытых за день или неделю в «грязных» кучках, которые покупателям селектировать нельзя. Сначала разобрали по качеству, потом пригласили дилеров из Израиля, Индии, и каждый нашел здесь камни для своей клиентуры. Во всей остальной Африке этот простой принцип не работает. Бывают крайне неудачные покупки лотов камней и израильскими огранщиками и индийскими мастерами, так как каждый приобретает камни не только для своей покупательской аудитории.

Второй опыт Gemfields - покупка рубинового рудника в Мозамбикском Монтепуэз’е балансирует на грани прибыльности и будущности из-за исходной неправильной оценки качества красных камней. Об этом нет открытой информации, но все рубины из Монтепуэз «двухмерные». Все плоские. Рубины из Монтепуэз не только обладают единственно возможной формой кристаллизации - низкой гексагональной призмой. Сами слои в призме были склонны во время роста к двойникованию вокруг базовой оси «С» с индексами типа <0001> в гексагональной решетке корунда. В результате из самого большого найденного на руднике плоского рубина Rhino весом в 40 карат вполне можно огранить десять рубинов весом по 1.5-2 карата, но никак не 2 рубина весом по 5-10 карат. А вот из каждого рубина с месторождений Могок и Монг Хсу в Бирме, или с Танзанийских месторождений Morogoro или Winza можно огранить один камень, но в половину или в 35% от веса сырого рубина. На этих месторождениях преобладают рубины с формой кристаллизации в виде восьмигранной бипирамиды. Потери Gemfields при продажах камней с рудника из-за неучтенной простой формы роста камней огромны.

Пару лет назад было объявлено о тотальной экспансии Gemfields Group на горнодобывающие рынки других стран Африки и в Бразилии. Но на все ценовые предложения компании в этих странах был получен категорический отказ.

Исторически рынок алмазов складывался под монопольным контролем De Beers, которая долгое время несла бремя видового маркетинга, финансируя за счет сверхприбылей рекламные кампании бриллиантов планетарного масштаба, двигающие рынок в течение нескольких десятилетий. После отказа De Beers от монопольного контроля рынка, видовой маркетинг практически прекратился и бриллианты стали заметно проигрывать другим секторам рынка роскоши. На рынке цветных камней ни монополии, ни организованного видового маркетинга никогда не было, тем не менее, он демонстрирует относительную устойчивость. Что заставляет потребителя сегодня проявлять интерес к цветным ювелирным камням?

Факторы нарастания популярности цветных драгоценных камней следующие: редкость, доступность, широчайший выбор цвета, размера, качества и главное - коммерческих легенд. Множество неповторимых, почти мистических оптических эффектов в цветных камнях: кошачий глаз, дихроизм, адуляресценция, лабрадоресценция, радужная дифракция, радужная опалесценция, сильнейшая многоцветная игра света в сфенах, цирконах, демантоидах, гранатах Мали, золотистых лабрадорах, эффекты смены цвета в корундах, александритах, андезинах, гранатах, султанитах, голубая опалесценция за счет эффекта Тиндаля в лунных камнях и многое другое. Спектр выбора понравившегося эффекта практически не ограничен.

Сергей Горяинов

алмазы , драгоценные камни
Источник: Rough&Polished
626

ПОДЕЛИТЬСЯ В СОЦ. СЕТЯХ:

Оставить комментарий

Для того, чтобы оставить комментарий,
авторизуйтесь на портале или зарегистрируйтесь

Ювелирная галерея Тик-Так Ювелирная галерея Тик-Так
Москва
Ювелирная галерея «Тик-Так» – это элитный комиссионный ювелирный магазин мультибрендовых украшений, часов и аксессуаров с ценами до 70% ниже цен бутика!
Русские самоцветы, ПАО Русские самоцветы, ПАО
Санкт-Петербург
Ювелирный завод
ВИКТОРИЯ, ООО ВИКТОРИЯ, ООО
Москва
Динамично развивающаяся производственная компания «ВИКТОРИЯ» работает под собственными брендами: VICTORIA JEWELRY и REBEL HEART.
ТБСС, ООО ТБСС, ООО
Москва
Транспортно-экспедиторские услуги для отечественных и зарубежных предприятий в соответствии с высокими требованиям мировых стандартов.
PALA, Jewellery Mound & Machine Industrial Automotion PALA, Jewellery Mound & Machine Industrial Automotion
Стамбул
Ювелирная промышленность и промышленная автоматизация

ПОДПИШИСЬ НА ЮВЕЛИРНЫЙ ВЕСТНИК

Введите имя и адрес электронной почты, чтобы подписаться на рассылку