SOKOLOV SOKOLOV
Эрмитаж проверил подлинность выставленных изделий Фаберже

Эрмитаж проверил подлинность выставленных изделий Фаберже

Выставка «Фаберже – ювелир Императорского двора» завершила свою работу. Несмотря на препятствия и сложности, созданные пандемией, Эрмитажу удалось осуществить всю задуманную программу и выполнить задачу, поставленную статьей М. Н. Лопато («Фаберже как феномен современной культуры. Стиль Фаберже». Истра, 2018) и Предисловием Директора к Каталогу; а именно – заострить внимание к интересной, сложной и «колючей» теме – «Фаберже как историко-культурное явление».

Включение в экспозицию «новых» коллекций трех музеев, специальный показ юридически доказанных подделок и «сомнительных» вещей, доклады о документальных обоснованиях атрибуций, о методике технологических исследований ювелирных предметов, научная сессия, посвященная проблеме Фаберже, стали хорошим примером дискуссии вокруг ситуации, которую по аналогии с другим проектом Эрмитажа (Роsthumous Bronzes in Law and Art History, St. Petresburg, 2012) можно назвать «посмертный Фаберже». Речь идет и о посмертной славе, и о судьбе вещей, о репликах и подражаниях, о маркетинговых стратегиях и тактиках, о поисках документов и атрибуций.

Выставка дала возможность провести исследование предметов из частных коллекций: оно выявило богатую историю бытования вещей, наличие многочисленных реставраций, починок, переделок, добавлений. Довольно ясно выявилась разница между двумя типами реставрации – музейной и коммерческой. Все эти результаты не противоречат, в целом, атрибуциям владельцев, но ставят их в зависимость от документальных, исторических и искусствоведческих аргументов. Так обстоит дело с большинством предметов «мира Фаберже». В ходе докладов и обсуждений на свет появилось немало новых документов, связанных с историей заказов дома Фаберже, а также с продажами, инициированными советским правительством. Они дают ответы на некоторые вопросы и тут же ставят новые.

Большое количество предметов, с разной степенью вероятности атрибутируемых как произведения фирмы Фаберже, свидетельствует о высокой «турбулентности» этого художественного поля, отражающей еще большие колебания поля рыночного. Симптомом стала маркетинговая атака на Эрмитаж и русский коллекционный мир со стороны некоторых участников «рынка Фаберже», что оказалось небезынтересным добавлением к общему материалу дискуссий. Атака стала не участником дискуссии, а объектом исследования и свидетельством неувядаемой коммерческой остроты проблемы.  Снова выявилась разница между музеем и магазином, несовпадение критериев, ценностей, языка и стиля общения.

В ходе обсуждений получили развитие и подтверждение некоторые важные тезисы. Первый – в мире Фаберже присутствует «тиражность» не только рядовых, но и «уникальных» произведений (например, яйцо с курочкой и солдат-император).  Второй – война на прекращала создание пасхальных яиц и даже стимулировала (во время Первой мировой) участие в военном производстве. Третий – «императорские» яйца могли подвергаться переделке с заменой деталей, в частности, портретов.  Для всех этих и иных теорий точки над i должны поставить другие исследования.

Их основные направления:

1.  Создание закрытой базы данных эталонно подлинных клейм дома Фаберже с документированием их посредством современных информационных технологий. Уже есть договоренность об осуществлении такого проекта с фирмой Цейс и Музеем Фаберже в Баден-Бадене;

2.  анализ материалов на аппаратуре следующего поколения, которая уже приобретена и будет установлена в Референтном реставрационном центре Эрмитажа в следующем году;

3.  визуальное и инструментальное сравнение эталонных и спорных предметов, хранящихся в разных музеях.  Это требует определенной готовности к открытости со стороны вероятных партнеров.

Исследования и дискуссии показали, что Эрмитаж был прав, в очередной раз приглашая в свои залы предметы из новых частных коллекций. Мы стараемся всегда давать пример академического музейного изучения вещей, представляющихся проблематичными. Эрмитаж открыт к взаимному сотрудничеству с другими музеями в сфере анализа технологии, документов и атрибуций. Ядром такого взаимодействия будут, как и прежде, «Комнаты памяти Карла Фаберже», имеющие специальное пространство для показа частных коллекций и работ современных ювелиров, в традиции Фаберже или вне ее.

Публикуем результаты исследований: 

Комментарий А.Н. Иванова, директора Музея Фаберже (г. Баден-Баден), к технико-технологическим исследованиям.

Публикуем комментарий А. Н. Иванова, директора Музея Фаберже (г. Баден-Баден), к технико-технологическим исследованиям нескольких экспонатов из коллекции Музея Фаберже (г. Баден-Баден) и Музея христианской культуры (Санкт-Петербург), которые были представлены на выставке «Фаберже – ювелир императорского двора» в Государственном Эрмитаже с 25 ноября 2020 года по 14 марта 2021 года.

Все наименования в комментарии указаны в соответствии с каталогом временной выставки “Фаберже  – ювелир императорского двора».

Императорское пасхальное яйцо с сюрпризом в виде курочки (№16 по каталогу выставки «Фаберже – ювелир императорского двора»)

Согласно техническому исследованию, проверено яйцо, изготовленное из двух половин, соединяющихся тремя замковыми защелками. Внутренняя часть яйца сферическая, состоящая из серебра 88 пробы (88,224), позолоченная, содержащая в себе легирующие добавки в виде меди и золота, что соответствует сплаву, введенному пробирным уставом от 9 февраля 1882 года, который действовал до 2 июля 1897 года.

(УДК  616.21 ББК   37.27  И 20. А.Н.Иванов. Пробирное дело в России (1700-1946)/Руководство для экспертов-искусствоведов. М.: «Издательство Русский национальный музей», 2002 г. – 752 с., ил. + CD ISBN 5-242-01710-4 стр.157.)

В качестве следов бытования на поверхности внутренней сферы яйца различимы значительные потертости позолоты и темные пятна в значительном количестве от пробирных кислот, которые применялись с начала XX века для определения пробы металла в лигатурном сплаве.

На одной из половинок яйца закреплен ажурный ободок в форме золотого венка из листьев 76 пробы (76,8). Золото зеленое, проба которого могла быть не ниже 72 пробы, что соответствует требованиям пробирного устава 1896 года.

(УДК  616.21. ББК   37.27  И 20. А.Н.Иванов. Пробирное дело в России (1700-1946)/Руководство для экспертов-искусствоведов. М.: «Издательство Русский национальный музей», 2002 г. – 752 с., ил. + CD ISBN 5-242-01710-4 стр.255.)

Вверху золотого венка-ободка закреплена полоска из красного золота 73 пробы (73,92), имеющая в составе легирующих компонентов примеси цинка и серебра, что соответствуют пробирному уставу 1896 года.

(УДК  616.21 ББК   37.27 И 20. А.Н.Иванов Пробирное дело в России (1700-1946)/Руководство для экспертов-искусствоведов. М.: «Издательство Русский национальный музей», 2002 г. – 752 с., ил. + CD ISBN 5-242-01710-4 стр.256.)

В качестве припоя использовался цинксодержащий сплав, соответствующий пробирному уставу 1896 года, который разрешал лигатуру для припоя, состоящую исключительно из золота, серебра, меди, цинка и кадмия.

(УДК  616.21 ББК   37.27 И 20. А.Н.Иванов. Пробирное дело в России (1700-1946)/Руководство для экспертов-искусствоведов. М.: «Издательство Русский национальный музей», 2002 г. – 752 с., ил. + CD ISBN 5-242-01710-4 стр.256.)

В соответствии с техническими исследованиями само яйцо и золотые элементы декора были изготовлены в период 1895-1897 годы, что подтверждается количественным анализом лигатурных сплавов.

Белая матовая непрозрачная эмаль на яйце обильно окрашена соединениями свинца, и содержит в себе 41% свинца, 12,5% С, 23,1% О, 11,9% Si, 4,5% K, 4,4% As, 1,6% Na. В качестве примесей, содержащихся в эмали, различают микроскопическое загрязнение алюмосиликатами, которые неизменно содержатся в эмалях уже более 1000 лет.

Таким образом, белая эмаль, сплошь покрывающая яйцо изготовлена не позднее начала XX века.

В верхней части яйца в месте крепления бортика имеются грубые потеки клея, свидетельствующие о поздней неумелой реставрации изделия. Потеки клея состоят из полиэтилцианоакрилата. Время реставрации – 1942-2000 годы.

Все соединения и проклейки, имеющиеся в яйце и сюрпризе, сделаны с применением мездрового клея животного происхождения, который применялся Фаберже и русскими ювелирами в XIX – начале XX веков.

В качестве следов бытования в месте соединения двух половинок яйца обнаружена смазка со следами нонадекана, нанесенная в 2000 году.

Лигатурный сплав желтка соответствует требованиям пробирного устава 1896 года.

(УДК  616.21 ББК   37.27 И 20. А.Н.Иванов. Пробирное дело в России (1700-1946)/Руководство для экспертов-искусствоведов. М.: «Издательство Русский национальный музей», 2002 г. – 752 с., ил. + CD ISBN 5-242-01710-4 стр.255.)

Клейма на ободке яйца с двойником и цифрой пробы для золота 72 пробы соответствуют проверенной пробе.

Все клейма (пробирное, Михаила Перхина и Фаберже), представленные на ободке одной из половинок яйца, являются стертыми, имеют следы бытования и по ним невозможна идентификация изделия, что не противоречит требованиям пробирного устава 1896 года, допускавшего в сложных изделиях, состоящих из множества частей, клеймения какой-либо отдельной части, но представляться все части в пробирное учреждение должны были одновременно в собранном и несобранном виде.

(УДК  616.21 ББК   37.27 И 20. А.Н.Иванов. Пробирное дело в России (1700-1946)/Руководство для экспертов-искусствоведов. М.: «Издательство Русский национальный музей», 2002 г. – 752 с., ил. + CD ISBN 5-242-01710-4 стр.245.)

Поэтому ободок яйца после пробирного клеймения был дополнительно доделан и отшлифован, что повлекло за собой затертость клейм в результате шлифовки и бытования предмета.

Курочка в яйце была изготовлена из золота путем литья, а различный цвет золота на перьях мог быть гальванического происхождения, поскольку следов ртути не обнаружено. Гальваническое покрытие изделий с целью придания поверхности различных цветов применялось в Российской империи с середины XIX века.

Элементный состав курочки соответствует 75 (75,264) пробе и включает в себя в качестве лигатур серебро, медь, кадмий и цинк.  Данная лигатура сплава могла применяться в Российской империи только после 1896 года.

(УДК  616.21 ББК 37.27 И 20/ А.Н.Иванов Пробирное дело в России (1700-1946)/Руководство для экспертов-искусствоведов. М.: «Издательство Русский национальный музей», 2002 г. – 752 с., ил. + CD ISBN 5-242-01710-4 стр.256)

Все ткани в яйце и сюрпризе являются хлопковыми конца XIX – начала XX веков.

Лигатура золотых частей короны соответствует сплаву золота, введенному в Российской империи пробирным уставом 1882 года, но не позже 1896 года.

Жемчужины в короне пропилены до половины и закреплены на шеллак, который часто применялся в качестве связующего элемента на фирме Фаберже.

В качестве следов бытования выявлено незначительное количество поликапролактона, которым были подклеены отвалившиеся от короны мелкие элементы.

Этот материал мог применяться для подклейки этих элементов с 1930 года по настоящее время.

Крепление рубина в короне выполнено на старом резьбовом соединении, впоследствии нарезанном поверх предыдущей резьбы новой резьбой наружным диаметром около 0,9 мм, что соответствует более поздней реставрации.

Мелкий рубин в навершии короны является натуральным, прошедшим высокотемпературный обжиг для придания ему более благородного цвета.

Такое облагораживание драгоценных камней известно уже более 1000 лет.

На 2-х рубиновых подвесках в форме яиц из сюрприза видны оттиски клейм Михаила Перхина и петербургского пробирного управления.

Рубины являются синтетическими, возможно выращены по методу О.Вернеля.

Фирма Фаберже часто использовала выращенные рубины для производства ювелирных изделий.  Стоимость таких рубинов во времена Фаберже превышала в десятки раз стоимость натуральных рубинов, чем обуславливалась их значительная популярность.

Исходя из вышеизложенного, яйцо белой эмали с сюрпризом в виде желтка, курочки, короны и 2-х подвесок было изготовлено не ранее 1895 года и не позднее 1897 года.

Императорский провенанс соответствует гравированному шифру императрицы Марии Федоровны.

Диадема императрицы Александры Федоровны (3 по каталогу выставки «Фаберже – ювелир императорского двора»)

Изготовлена в 1899 году для императрицы Александры Федоровны.

В докладной записке Министерства Императорского Двора описывается следующим образом:

«Ея Императорскому Величеству изготовлено было: В 1899 году – диадема из сапфиров (в том числе 2-х четырехугольных), бриллиантов и роз (стоимость) 12755 рублей»

В документе представлен рисунок данной диадемы. Кроме того, представлены описание и рисунок диадемы Александры Федоровны, показанной на выставке Фаберже в Эрмитаже (кат. № 5).

РГИА, Фонд 525, опись 1, дело 14, лист 4.

«О передаче некоторых счетов, предъявленных на Высочайшее Его Императорского Величества Имя в Кабинет Его Величества, 1904 год».

Фото рисунка диадемы. 

 

Согласно техническому исследованию данной диадемы выявлено, что центральная и боковая части в виде навершений изготовлены из золота 67 (67,2) пробы, являются изделиями конца XIX – начала XX века.

Сапфиры, бриллианты и алмазы огранены в соответствии с практикой конца XIX века.

Все вставки являются натуральными. Большие сапфиры имеют значительную стоимость, как редчайшие природные сапфиры большой каратности.

Однако в процессе бытования в данной диадеме был полностью заменен каркас-основа и крепежные элементы. Так, нижний обод диадемы изготовлен из сплава меди, вообще не содержавшего золота (нейзильбера).

Исходя из характера легирующих элементов, входящих в золотой сплав 375 пробы, содержащей медь, серебро, никель и цинк каркас и крепежные элементы были заменены с утратой оригинальных креплений и каркасов в Великобритании в период с 1904 по 1977 год.

С чем это связано, не известно. Однако, провенанс, предоставленный аукционом «Кристис» свидетельствует о том, что прежний владелец являлся джентльменом с высоким титулом (в практике так называют королевских особ, желающих остаться «инкогнито»).

Кроме того, тиара вложена в оригинальный кожаный футляр антикварной фирмы «Филипс», которая занималась в 1920-е годы продажей царских драгоценностей.

Каталог аукционного дома «Кристис» 26 ноября 2014 года, лот 248 (Auction 1574, Important Jewels 2014, lot 248).

На оригинальных деталях диадемы с сапфирами обнаружены засохшие следы вещества, соответствующего полировальной пасте, части которой не были смыты.

Исходя из вышеизложенного, выяснено, что тиара изготовлена в 1899 году для императрицы Александры Федоровны.

Все детали тиары и драгоценные камни являются подлинными и золотые элементы полностью соответствуют пробирному уставу 1896 года, за исключением каркаса-основы.

(УДК  616.21 ББК   37.27 И 20 А.Н.Иванов Пробирное дело в России (1700-1946)/Руководство для экспертов-искусствоведов. М.: «Издательство Русский национальный музей», 2002 г. – 752 с., ил. + CD ISBN 5-242-01710-4 стр.256)

В процессе бытования был полностью заменен золотой каркас и крепления на низкопробные английские элементы середины XX века. Произведенная неудачная реставрация конструкции в середине XX века является низкокачественной. Детали каркаса, использованные для реставрации, требуют замены.

Брошь (№6 по каталогу выставки «Фаберже – ювелир императорского двора»)

Изготовлена в Санкт-Петербурге на фирме К.Фаберже в мастерской Альфреда Тилемана с 1899 по 1904 год.

Брошь вложена в оригинальный деревянный футляр.

Исследование полностью подтвердило вышеназванное описание.

Для экспертной практики необходим сбор данных для создания банка чернил и материалов, используемых для изготовления футляров фирмы Фаберже.

Подвеска в виде жемчужного яйца (№12 по каталогу выставки «Фаберже – ювелир императорского двора»)

Подарена императором Александром III императрице Марии Федоровне на Пасху 1889 года.

7 марта 1889 года фирма Фаберже представила счет в Кабинет Его Императорского Величества со следующим описанием:

«1 яйцо № 475, 1 жемчужина 7 24/32 кар. 5 роз добавлено, золото и работа и сделан двойной футляр. Стоимость 981 рубль»

РГИА, фонд 468, опись 7, дело 372, лист 5.

В результате исследований описание полностью подтверждено.

В составе подвески присутствуют детали из золота, алмазов, платины.

Лигатура и состав сплавов полностью соответствуют пробирному уставу 1882 года.

(УДК  616.21 ББК   37.27 И 20 А.Н.Иванов Пробирное дело в России (1700-1946)/Руководство для экспертов-искусствоведов.

М.: «Издательство Русский национальный музей», 2002 г. – 752 с., ил. + CD ISBN 5-242-01710-4 стр.157)

Реставрационных вмешательств не обнаружено. Крепление центральной вставки осуществлено на шеллак.

Жемчужина ярко белого цвета в форме яйца, обладает четко выраженной фарфоровидной текстурой поверхностного слоя и значительным пламевидным оптическим эффектом, что свидетельствует о ее уникальности.

Совокупность физических, кристаллографических и оптических характеристик полностью соответствует натуральному морскому жемчугу «КОНХ» брюхоногих моллюсков семейства Strombidae вида Strombus Gigas, распространенному в Карибском море.

Во времена Фаберже данный вид жемчуга был уникальным и стоил огромных денег.

Императорское пасхальное яйцо „Юбилейное свадебное» на подставке, с сюрпризом в виде корзинки с полевыми цветами (№ 14 по каталогу выставки «Фаберже – ювелир императорского двора»)

На 10-летие помолвки императора Николая II и императрицы Александры Федоровны, а так же на 10-летие принятия православия императрицей, фирме Фаберже в 1903 году было заказано роскошное пасхальное подношение в виде яйца с сюрпризом.

Ввиду того, что архивные ссылки на важные исторические документы подлежат обмену между музеями в рабочем порядке, я никогда не публикую их в открытом доступе. На это есть ряд причин, важнейшая из которых – отсечь самоназванных «экспертов», в основном представленных на Западе, от возможности неправильной интерпретации исторических фактов в отрыве от музейной деятельности. В данном случае я делаю исключение.

Яйцо содержит в себе 6 миниатюрных портретов работы В. Зуева. Яйцо было вручено императором Николаем II на Пасху 1904 года императрице Александре Федоровне.

В результате исторических изысканий было выяснено, что уже в мае 1904 года императрица Александра Федоровна поручила переписать неудачные портреты на яйце (с ее точки зрения) на портреты императора и императрицы придворному миниатюристу В. Зуеву.

В записке заведующего камеральной частью Кабинета Его Императорского Величества 9 мая 1904 года имеется следующая запись: «Ныне художником Зуевым повеление исполнено  и вновь изготовлено два миниатюрных портрета Его Величества и Государыни Императрицы Александры Федоровны. Испрашивается указание о представлении на благовоззрение Ея Величества означенных миниатюрных портретов».

(Дело «О покупке от ювелиров, об изготовлении в 1904 году кабинетских камней и о переделке драгоценных вещей кабинетнаго запаса, а также миниатюр и живописных образов». РГИА, фонд 468, опись 8, дело 721.)

27 апреля 1908 года фирма Карла Фаберже отправила счет Его Императорскому Величеству следующего содержания: «Марта 11, починка эмалевого пасхального яйца 1904 года с заменою 4-х миниатюр и переделка корзинки … 480 рублей».

(Дело «О передаче некоторых счетов, предъявленных на Высочайшее Его Императорского Величество имя в Кабинет Его Величества. 1908 год». РГИА, фонд 525, опись 1 (211/2709) дело 12, лист 15.)

Таким образом, из обнаруженных в РГИА документов следует, что миниатюрные портреты в императорском пасхальном яйце 1904 года меняли дважды – в мае 1904 года и в марте 1908 года.

В Оружейной палате музеев Московского Кремля хранится императорское пасхальное яйцо с моделью Александровского дворца и 4-х миниатюр Великих княжон. Все миниатюры написаны с фотографических портретов, опубликованных  в 1906 году. При сравнении миниатюр, написанных в 1908 году, с вышеназванными миниатюрами прослеживается разница в возрасте Великих княжон примерно в 1-1,5 года.

Вензели или шифры Императрицы Александры Федоровны и Великих Княжон присваивались им сразу, либо в течение одного – двух лет  после рождения или после свадьбы в случае с Императрицей. 

(РГИА Фонд 525 (фонд Императрицы Александры Федоровны), опись 1, вн.оп.196/2684, дело 160 «О вензелевом изображении имени Ее Величества. 19 ноября 1895 года» – год после свадьбы.

РГИА Фонд 525, опись 1, вн.оп. 199/2687, дело 113 «О вензелевом изображении имени Ее Императорского Высочества Великой Княжны Ольги Николаевны» 31 июля 1898 года.)

Согласно техническим исследованиям было выяснено, что пробы металлов и лигатурных сплавов в яйце и сюрпризе 1904 года полностью соответствуют пробирному уставу 1896 года и правилам клеймения, введенных в 1897 году.

УДК  616.21 ББК   37.27  И 20. А.Н.Иванов. Пробирное дело в России (1700-1946)/Руководство для экспертов-искусствоведов.  М.: «Издательство Русский национальный музей», 2002 г. – 752 с., ил. + CD ISBN 5-242-01710-4 стр.255.

Так, лигатурные сплавы в яйце и сюрпризе-корзинке соответствуют 74-80 пробе золота. анализ элементного состава эмалей полностью соответствуют аналогичным эмалям, применявшимся на фирме К. Фаберже в начале XX века. Бархат во внутренней части яйца является материалом конца XIX – начала XX века. Связующим материалом является мездровый клей, применявшийся на фирме К.Фаберже в конце XIX – начала XX века.

Геммологические исследования показали подлинность бриллиантов и алмазов, присутствующих в декоре пасхального яйца 1904 года. Все камни старой огранки  конца XIX – начала XX века. Стекло, закрывающее миниатюрные портреты согласно совокупности физических, кристаллографических и оптических характеристик является аморфным веществом, применявшимся в конце XIX – начала XX века.

Исходя из вышеизложенного императорское пасхальное яйцо изготовлено в 1904 году. Императорский провенанс полностью подтвержден архивными документами.

Императорское пасхальное яйцо «Святой Александр Невский» на подставке, с сюрпризом в виде настольного медальона с изображением святого Александра Невского (№15 по каталогу выставки «Фаберже – ювелир императорского двора»)

На фирме Фаберже в 1903 году императором Николаем II было заказано скромное пасхальное подношение в виде яйца с сюрпризом.

При техническом исследовании было выявлено, что подставка под яйцо изготовлена из золота 76 (76,7) пробы и алмазов огранки «роза». На отдельных элементах в качестве лигатурных добавок присутствует кадмий. Подставка под пасхальное яйцо изготовлена в полном соответствии с пробирным уставом 1896 года.

Золотые части сюрприза изготовлены из золота 74 (74,88) пробы (усредненный результат). Золотой сплав с лигатурными добавками соответствует пробирному уставу 1896 года.

В качестве стекла, предохраняющего акварельную миниатюру Александра Невского, использовано натрий-содовое стекло, активно применявшееся ювелирами конца XIX – начала XX веков.

Золотые элементы яйца различного цвета в качестве лигатурных добавок содержат элементы в соответствии с пробирным уставом 1896 года. Алмазы и бриллианты в декоре яйца старой огранки и огранены в конце XIX века.

Миниатюрный кабошон в навершении короны возможно является изотропным кристаллом или аморфным веществом. Более точную диагностику провести не представилось возможным. Скорее всего, кристалл был заменен в процессе бытования предмета или в результате утраты.

Таким образом, исследованное яйцо изготовлено в 1903 – 1904 годах в соответствии с требованиями пробирного устава 1896 года. Следов реставрации, за исключением навершия короны (возможной замены камня), не наблюдается.

роскошь
593

ПОДЕЛИТЬСЯ В СОЦ. СЕТЯХ:

Оставить комментарий

Для того, чтобы оставить комментарий,
авторизуйтесь на портале или зарегистрируйтесь

Славнов, ювелирная компания Славнов, ювелирная компания
Красное-на-Волге
Производим ювелирные изделия из золота и серебра
Алькор, КЮФ Алькор, КЮФ
Кострома
Производство ювелирных украшений высокого качества из золота и серебра
ДРАГМЕТКОНСАЛТ, ООО ДРАГМЕТКОНСАЛТ, ООО
Санкт-Петербург
Консультационный центр по вопросам оборота драгоценных металлов и драгоценных камней
ПЛАТИКА, ООО ПЛАТИКА, ООО
Кострома
Собственное производство полного цикла ювелирных изделий из платины 950 пробы и золота по брендом PLATIKA JEWELRY
Симбирская Ювелирная Компания (Мангушев Д.И., ИП) Симбирская Ювелирная Компания (Мангушев Д.И., ИП)
Ульяновск
Производство ювелирных украшений для детей: детские серьги в ассортименте до 1 гр, бегунки в ассортименте от 0.25 гр

ПОДПИШИСЬ НА ЮВЕЛИРНЫЙ ВЕСТНИК

Введите имя и адрес электронной почты, чтобы подписаться на рассылку