СЕГОДНЯ, 18.06.2024 | КУРСЫ ВАЛЮТ, ЦБР (руб.): USD: 89,0499 EUR: 95,3906 | ДРАГ. МЕТАЛЛЫ, ЦБР (руб./г.): ЗОЛОТО: 6672,12 СЕРЕБРО: 83,63 ПЛАТИНА: 2717,00 ПАЛЛАДИЙ: 2548,09
Время технологий: как ювелирные бренды используют инновации в производстве

Время технологий: как ювелирные бренды используют инновации в производстве

Новые технологии и инновационные подходы меняют современные индустрии каждый день — это касается и рынка ювелирных украшений. В производстве драгоценных изделий все чаще делают ставку на использование сложных устройств и механизмов. О том, как инновации меняют ювелирные марки и почему технологическое оснащение существует только в союзе с ручным трудом, редактор Forbes Life Марк Смирнов узнал у Александра Чамовских, владельца ювелирного дома Chamovskikh.

Александр Чамовских — основатель и владелец ювелирного дома Chamovskikh, который представлен на отечественном рынке с 1996 года, председатель «Гильдии ювелиров Урала». В украшениях бренда используются драгоценные камни высоких характеристик, многие из которых подбираются специально для создания драгоценностей по индивидуальным эскизам в единственном экземпляре.

Производство Chamovskikh располагается в Екатеринбурге: здесь происходят все процессы — от разработки эскиза и дизайна до финального распределения по точкам продаж. О том, как живет компания в условиях появления новых технологий, насколько клиентам интересны ювелирные инновации и почему не все марки могут их себе позволить узнали у Александра Чамовских.

— Насколько новые технологии доступны для ювелирных брендов? Влияет ли уровень бренда на его возможности в применении инноваций?

— Начнем от простого и перейдем к сложному. Простой бренд — это перепродавец украшений под своим названием. Этот бренд может даже не иметь собственного дизайна, производства и, тем более, технологий. Он продает то, что придумало какое-то, так называемое, «контрактное производство» и он продолжает линию сбыта. Более сложные бренды — это точно такое же контрактное производство, но они сами закупают камни, продумывают дизайн, иногда — даже какие-то технические решения, потом производят на стороннем производстве продукт под собственной маркой и продают его. Это, на самом деле, один из самых распространенных мировых способов ведения ювелирного бизнеса.

И, наконец, самая вершина —  это компании, которые имеют собственные дизайн-студии, отдел 3D-прототипирования, собственное производство полного цикла, включающие участок литья, сборки, полировки, закрепки камней. Наконец ОТК и мощный отдел сбыта. А еще службы товароведов, экономистов, юристов, отдел маркетинга и так далее, и тому подобное. Они занимаются уже вопросами продвижения и продаж. Кроме того, штат геммологов, свои ограночные мощности. Иногда даже есть собственные месторождения — это самый весомый тип брендов. У них есть собственные лаборатории инновационных разработок. Эти разработки в перспективе патентуются. 

Вышеперечисленные компании никогда не будут подобные технологии разрабатывать, патентовать и передавать, потому что это будет у них либо украдено, либо скопировано для других заказчиков. И такие компании с производством полного цикла, от «А» до «Я»,  я считаю фундаментальными брендами. Существовать на рынке могут все, от первых до последних, перечисленных мной, но вот как раз, если говорить о компаниях, которые имеют полный цикл — их не так много в России. Чтобы пересчитать их, двух рук не хватит, но несколько рук будет достаточно, если речь идет действительно о брендах. Не о массмаркете, а о компаниях, которые создают премиальные украшения.

— Какие инновационные технологии применяет Chamovskikh в производстве ювелирных украшений? На что делается наибольший упор?

— Для нас важны многие факторы. Нельзя сказать, что мы обращаем внимание на что-то одно. Конечно, мы, можно сказать, охотимся за самыми лучшими камнями по всему миру. Мы их выискиваем. Под наши заказы их гранят, всегда покупаем лучшие металлы. И не берем лом, вторичное сырье — используем первичный металл — золото в слитках 999-й пробы с добавлением качественной лигатуры. Мы не экономим на инструментах, оборудовании, лазерных технологиях. Потому что все это в итоге отражается на качестве. Вкладываемся постоянно в развитие наших художников и дизайнеров, которые регулярно посещают мировые выставки, проходят курсы повышения профессионального мастерства. Мы вдохновляем их постоянно изучать новое, следить за мировыми тенденциями, чтобы не только наблюдать за топ-10 мировых брендов, но в чем-то работать на опережение. Несмотря на то, что у нас не фешен-продукт, который требует сезонной смены ассортимента, мы ежемесячно стараемся внедрять что-то новое, обновлять коллекции, усиливать их теми новациями, которые находят отклик у приверженцев нашего бренда.

Что касается инновационных технологий, то здесь стоит отметить механизмы трансформаций, «невидимую» закрепку камней. Это очень недешевое удовольствие — содержать высокооплачиваемые кадры, оборудование и инструменты. В совокупности важен каждый элемент. Именно вовлеченность, любовь к техническим новациям, понимание механизмов и желание финансировать развитие могут обеспечить достойный результат.

— С какими сложностями приходится сталкиваться при производстве ювелирных украшений?

— Мы не видим никаких сложностей — видим только определенные задачи. Для нас это не проблема, мы любим их решать. Наша компания прошла достаточно серьезный путь за 28 лет существования бренда и многое, что сейчас происходит, уже было. Но нет чего-то такого, из-за чего бизнес начинает буксовать и не развивается дальше. В производстве каждая сложность — это точка роста. Я могу больше сказать. Последнее время мы наблюдаем тренд на развитие, которое нам задают наши клиенты. Ни для кого не секрет, что после ухода с рынка мировых брендов, возросло внимание к премиальным маркам из России. Наши клиенты — очень искушенные люди, с развитым вкусом, широким кругозором, которые много путешествуют, бывают на закрытых показах ювелирных коллекций ведущих мировых домов. Чтобы их удивить, нужно постараться. Наши клиенты знают, что мы любим заниматься сложными, интересными задачами. Решение каждой из них — шаг в развитии.

— Вы много работаете с цветными камнями. Есть ли какие-либо технологические ограничения, которые усложняют производство украшений с самоцветами?

— Конечно. Работать с драгоценными камнями могут далеко не все, опять же в силу вышеперечисленных особенностей. Технологические сложности могут быть при работе с самоцветами, которые отличаются большой хрупкостью и мягкостью по шкале Мооса. Например, изумруды, танзаниты. Это могут быть какие-то поделочные камни, например, малахит. Чтобы закрепить изумруд, нужно знать огромное количество тонкостей и ограничений, иначе во время закрепки есть риск его испортить. Наша задача — донести его до покупателя в идеальном состоянии.

— Насколько отечественные мастера подстраиваются под технологические тенденции рынка? Есть ли нехватка кадров? Как оценивается квалификация отечественных мастеров на данный момент?

— Крупные компании, которые занимаются производством, как я уже ответил, подстраиваются под технологические тренды и тенденции рынка. Отслеживать это нужно обязательно, чтобы, учитывая лучший мировой опыт, предлагать что-то новое. И только серьезные компании могут выделять на это средства. Точно так же, как на обучение художников, ювелиров. На развитие и приглашение специалистов для обучения в разных сферах: дизайн, маркетинг и так далее.

С кадрами у нас проблем нет, поскольку Урал исторически был и остается кузницей ювелирных кадров. В Екатеринбурге работают как минимум четыре учебных заведения, в том числе три из них — высшего образования, где готовят художников, дизайнеров, ювелиров. К слову, специалисты нашей компании принимают участие в госэкзамене этих вузов. Также мы принимаем студентов для прохождения практики. И существенное число выпускников вузов уже работают у нас на производстве. И в поддержку того, что все идет в общем-то неплохо, я могу сказать, что еще 10 лет назад у нас не было такого количества молодежи за верстаками, сколько сейчас. Очень много молодежи. Двадцать с небольшим лет, и это уже прекрасные ювелиры, дизайнеры, 3D-моделлеры. 

У всех, конечно, разная предрасположенность к развитию в том или ином направлении. Учитывая, что к нам попадают в основном только звезды, мы, тем не менее, смотрим на особенности каждого ювелира, ранжируем задачи. От этого зависит скорость его адаптации после вуза на реальном производстве. Мы точно знаем, кому лучше дать скульптуры, кому — украшение с очень большим количеством мелких деталей, с которыми ювелир хорошо и быстро справится. Точно так же в работе с художниками. Мы знаем, у кого какой почерк, особенный стиль. И при создании той или иной коллекции мы распределяем задачи так, чтобы автор мог проявить свои сильные стороны. Потому что, как правило, если это сильная сторона, то значит, человеку это нравится, он этим вдохновляется. У него есть настроение и внутренний заряд. Значит, у него это получается и получается хорошо. И вот как раз производство полного цикла позволяет найти применение сильных черт этого человека в том направлении, которое ему нравится. А нравится, значит и получается. И это очень важно —разглядеть и направить, чтобы в конечном итоге все были довольны: и автор, и вся команда, и, в конечном счете, покупатель.

— На какой аспект производства делается особый упор? Уделяется ли некоторым из этапов наибольшее количество внимания?

— Когда у тебя полный цикл — это как одна цепь, состоящая из множества звеньев. И делается упор на то звено, которое на данный момент требует бОльшего внимания. Если, например, создается  новая коллекция с цветными драгоценными камнями, то внимание акцентируется на подборе нужного лота камней. Если готовится какая-то дизайнерская ультрасовременная коллекция, больше внимания уделяется дизайну, если какая-то сложная трансформация и технологически сложно производится украшение, то делается на технологии упор. То есть у нас компания работает в широком спектре направлений: от детской коллекции до мужской. С применением трансформаций, с использованием абсолютно разных драгоценных камней. Мы работает как с золотом, так и с платиной. У нас очень мощная производственная линия по драгоценной скульптуре и сувенирной продукции. Все направления очень интересны, и нет такого, что мы развиваем что-то одно в ущерб другому. Конечно, спрос рождает предложение. Если есть повышенный спрос на определенную скульптуру, мы больше внимания и финансирования выделяем на это направление. Если, допустим, спрос на крупные камни в интересном дизайне, мы переключаемся на то, что сейчас востребовано. Так или иначе мы стараемся удовлетворить спрос в первую очередь. При этом наша компания полностью сосредоточена на бренде Chamovskikh и не распыляется на какие-то другие марки, мы не изготавливаем украшения для других компаний. Мы не оказываем услуг сторонним производителям.

— Насколько для клиента важно знать, в чем заключается сложность производства украшений? Спрашивают ли об этом покупатели?

— Да, конечно. У нас большинство покупателей — это точно такие же производственники. Условно, владельцы заводов, газет, пароходов. Им всегда интересно: а где это производится? Какие корни у компании? Нередко у меня лично спрашивают: откуда я родом? Где находится производство? А полностью ли оно в России локализовано? Поэтому мы предлагаем нашим клиентам приехать к нам на производство, где показываем все технологические процессы: от создания дизайна до конечного продукта. Чтобы человек, убедившись, что это все сделано здесь, на родной земле, с еще большим удовольствием и гордостью приобретал наши украшения.

Другой момент — конструктивная сложность драгоценностей является его торговым преимуществом. И конечно, покупателю важно знать об этом. Мы рассказываем о тонкостях и возможностях украшений, чтобы покупатель во время эксплуатации ничего не повредил. Показываем, как пользоваться механизмами, замками. Потому что клиенту приятно знать, что этот механизм очень редкий и никто больше не может подобное ему предложить. И не только потому, что это технически сложно, но еще и потому, что это запатентованная нами технология и только мы в принципе имеем право этот механизм использовать.

Бывали случаи, когда наши коллеги-ювелиры обращались к нам с запросом: что кто-то из их клиентов хочет повторить украшение Chamovskikh. Но, по словам наших коллег, это очень сложно и трудозатратно. Они так и говорят своим покупателям, что у Chamovskikh это технология отработана, и рекомендуют обратиться к нам, а сами обещают договориться с нами о скидке. Это очень распространенная практика на самом деле. И это характерно именно для уральских ювелирных компаний. Мы все состоим в гильдии, и со всеми у нас хорошие, уважительные отношения потому, что мы никогда друг друга не подделываем, не копируем и всегда рекомендуем нашим клиентам друг друга.

— Влияет ли применение той или иной инновационной технологии в производстве на итоговую стоимость украшений? Насколько сильно может измениться цена, если оно будет создано с применением новой сложной технологии?

— Конечно. Чудес не бывает. Если это какой-то сложный механизм, трудоемкая технология, то что для этого нужно? Как минимум задействовать технолога и сильного 3D-моделлера. Потом нужны опытные образцы. Делается макет, который еще раз проверяется, отрабатывается, совершенствуется. Для этого нужны высококлассные специалисты, качественные материалы. Естественно, все это влияет на стоимость. Но когда мы делаем тираж, то изготовление, допустим, 10 экземпляров делится и становится не настолько дорогим, как казалось на первый взгляд. Какие-то технические решения мы заимствуем и переносим из одной коллекции в другую. То есть однажды мы потратили время и средства на разработку механизма, но потом используем его при создании новых коллекций. И тогда наличие трансформации уже не так влияет на стоимость. 

 — Насколько удается совмещать в производстве ручную работу и технологичный подход? Как эти пути разработки украшений создают синергию?

— На сегодняшний день в современном производстве высокохудожественной ювелирной продукции — это две нераздельные составляющие. Почему я уточняю, про высокохудожественные украшения: существует производства, например, цепевязальные. Или производства, где делают штампованные, легковесные украшения, зачастую, даже без камней. Конечно, гладкие обручальные кольца делает станок, который может несколько десятков килограмм выдать за сутки. Там все автоматизировано и даже роботизировано. И там, конечно, нет никакого искусства.

 Если брать высокохудожественное ювелирное искусство, то ручной труд и высокие технологии друг друга дополняют. Да, ювелир вручную может сделать две серьги, но они хоть на чуть-чуть, но будут отличаться. Если мы этот этап проводим через 3D-прототипирование, то серьги будут исключительно симметричными, с безукоризненными геометрическими данными. Но, к примеру, автоматическая закрепка камней или полировка никогда не дадут того качества, какое мы получим в результате работы опытного специалиста. Ручная закрепка, полировка, нанесение эмали не повторит ни один станок. Здесь очень важен высокопрофессиональный человеческий труд. В этом и заключается синергия. Одно без другого обойтись не может. Если не будет современных технологий, получится кустарное производство. Если не будет ручного труда, будет заурядное украшение массового производства без художественной составляющей.

роскошь ювелирное производство
Источник: forbes.ru
467

ПОДЕЛИТЬСЯ В СОЦ. СЕТЯХ:

Оставить комментарий

Для того, чтобы оставить комментарий,
зарегистрируйтесь или войдите через соц. сети

ЭКСПО-ЮВЕЛИР / ЮВЕЛИР-ТЕХ РЕКОМЕНДУЮТ
Larcon.ru Larcon.ru
Кострома
Оптовый интернет-магазин, маркетплейс.
HAXER Makina HAXER Makina
Стамбул
20 лет производим высококачественное оборудование для производства ювелирных изделий.
ВЫСОКОВЫ 585 ВЫСОКОВЫ 585
Кострома
Большой ассортимент православной ювелирной продукции в наличии и под заказ.
Горева Наталья Михайловна, ИП Горева Наталья Михайловна, ИП
Москва
Драгоценные и полудрагоценные камни. Камни ювелирного качества, калиброванные. В наличии и на заказ.
PistachiO Jewellery House PistachiO Jewellery House
Москва
Производство ювелирных изделий из золота и серебра

ПОДПИШИСЬ НА ЮВЕЛИРНЫЙ ВЕСТНИК

Введите имя и адрес электронной почты, чтобы подписаться на рассылку