SOKOLOV SOKOLOV
СЕГОДНЯ, 04.07.2020 | КУРСЫ ВАЛЮТ, ЦБР (руб.): USD: 70,5198 EUR: 79,5181 | ДРАГ. МЕТАЛЛЫ, ЦБР (руб./г.): ЗОЛОТО: 4017,25 СЕРЕБРО: 40,64 ПЛАТИНА: 1863,69 ПАЛЛАДИЙ: 4319,14 | LONDON FIX (usd/ozt): AU: 1771,60 AG: 17,90 PT: 812,00 PD: 1905,00
Эдуард Уткин: Средства у нас есть… у нас ума не хватает!

Эдуард Уткин: Средства у нас есть… у нас ума не хватает!

В последние годы ювелиры часто обсуждают устаревшие нормативные акты. Казалось бы, новость о том, что от этих актов можно избавиться, должна мотивировать участников рынка на действия по улучшению условий ведения бизнеса. Но, практика показала, что это не так. Первое заседание рабочей группы «Драгоценные металлы и камни» прошло при численном превосходстве чиновников. Мы решили поговорить с генеральным директором Ассоциации «Гильдия ювелиров России» Э. Уткиным о «регуляторной гильотине», о том, как она будет реализована, и, пожалуй, о главном — действительно ли она нужна бизнесу?

Корреспондент: Эдуард Юрьевич, что такое «регуляторная гильотина»? 

Эдуард Уткин: Это один из этапов реформы контрольно-надзорной деятельности, которая призвана защищать права граждан и организаций, экологию, учитывать экономические интересы государства, обеспечивать свободу конкуренции. Сама по себе эта деятельность необходима, вот только если исходить из перечисленных задач, сегодня она носит избыточный характер. Цель «регуляторной гильотины» — модернизация, актуализация и повышение эффективности контрольно-надзорной деятельности, снятие избыточных обременений для бизнеса.

Корреспондент: Как всё это будет реализовываться?

Эдуард Уткин: Подлежат отмене все нормативные акты, которые содержат обязательные для участников рынка требования. Предполагается, что они устарели, не способствуют эффективному контролю, оказывают излишнее давление на бизнес. Отмена должна произойти одномоментно — с 1 января 2021 года. Взамен устаревшим актам часть обязательных требований перекочует в законы, а часть — в новые нормативные акты. До 1 января 2021 года эта работа должна быть закончена. 

Корреспондент: В каком качестве подключили к этому процессу представителей ювелирного сообщества? Как наблюдателей? Или у ювелиров есть право голоса?

Эдуард Уткин: В качестве полноправных участников. Представители ювелирного бизнеса и эксперты в сфере оборота драгоценных металлов и драгоценных камней работают совместно с ФОИВами в составе отраслевых рабочих групп. В нашем случае создана группа «Драгоценные металлы и камни». В ней 18 человек. Но есть ещё экспертная группа. Тут уже 48 специалистов.

Корреспондент: Вам удалось донести предложения ювелиров до власти в рамках рабочей группы?

Эдуард Уткин: Мы предложили участникам рынка и регулятору простую концепцию. В свете появления ГИИС ДМДК, который обеспечит прослеживаемость движения сырья и готовой продукции, минимизировать объем обязательных требований, предъявляемых к участникам рынка, и перевести контрольно-надзорную деятельность на риск-ориентированный подход. Проще говоря — отказаться от практики сплошного контроля. Также мы ратуем за полное исключение обязательных требований, которые затрагивают внутреннюю регламентацию производственных и бизнес-процессов. Это позволит сосредоточить контроль и надзор на операциях «вход-выход» сырья и готовой продукции, а также же на их движении между участниками. Тут основной целью должна стать проверка легитимности происхождения сырья и продукции из ДМДК. А вот оставшийся массив актуализированных требований необходимо разделить. Наиболее значимые включить в наш базовый отраслевой закон «О драгоценных металлах и драгоценных камнях», а из остальных сформулировать один нормативно-правовой документ в виде свода правил ведения предпринимательской деятельности в сфере оборота ДМДК. В качестве рабочего названия предлагается такое: «Правила совершения операций с ДМДК и продукцией из них». Вот эти правила и должны содержать разделы, актуальные для существующих сегментов рынка.   

Корреспондент: Вы хотите собрать все требования в двух документах?      

Э. Уткин: Вместо 60 актов, по которым были рассредоточены обязательные требования, которые, к тому же, часто противоречат друг другу, получим конструкцию из двух актов. Там будет исчерпывающий перечень понятных правил. Это важно для участников рынка — доступные, понятные и стабильные правила ведения бизнеса. Всё-таки в 60 документах любой юрист может заблудиться. Новые правила будут понятны и потребителям. Это повысит степень защиты их прав. И доверие к продукции тоже, как мы знаем, оно связано со спросом. Но нам ещё предстоит убедить всех участников процесса в преимуществах такой концепции. 

Корреспондент: С вашей концепцией понятно, но наверняка есть альтернативные варианты? 

Эдуард Уткин: Есть как минимум два альтернативных сценария. Первый — вместить в 41-ФЗ все обязательные требования. Минус в том, что мы получим «пухлый» и оставляющий множество вопросов закон, тяжело трактуемый, но главное, и это с большой долей вероятности, — сохранивший все признаки «кривизны». 
Второй сценарий — наплодить новую «нормативку», просто заменив номера и даты, а лет через 10 снова нести её на «плаху». Как мы видим, нормативные акты способны плодиться быстрее микробов. Сейчас речь об отмене 60 старых актов, а ведь уже готовы к принятию полтора десятка новых, которые пройдут мимо этой самой «плахи».  

КорреспондентНачиная подобную работу — всегда сталкиваешься с неожиданными проблемами. В случае с «гильотиной» вам что-то мешает?

Эдуард Уткин: Есть проблемы с ресурсным обеспечением. Реализация механизма — это большая нагрузка на персонал ФОИВОов и на представителей ювелирного бизнеса, включённых в процесс. За год нужно выполнить работу, которая рассчитана на три! Для бизнесменов это дополнительная нагрузка. Им нужно успевать вести бизнес в непростых условиях. «Спасибо» за эту работу им вряд ли скажут, а вот плюнуть в лицо — желающие всегда найдутся.

Корреспондент: Какой же тогда у них может быть стимул? 

Эдуард Уткин: Формирование понятных условий ведения бизнеса. 

Корреспондент: А для представителей регулятора?

Эдуард Уткин: Я уже говорил в одном интервью, сейчас во власть пришли новые люди. Дело не в том, что я наивен и полагаю — вот теперь-то всё изменится. И раньше случались кадровые обновления. Я просто в курсе, что перед ними поставлена задача не подготовить очередной документ и поставить его на полку, а сделать так, чтобы в результате всей этой работы в казну пошли деньги. Для этого нужно сделать то, что позволит бизнесу их приносить. Просто «обдирать» уже не получится. Обдирать нечего. Для многих из этих пришедших во власть людей вопрос стоит так же, как и для нас, ювелиров: пан или пропал. Или успешный проект, который позволит карьере развиваться дальше, или освободи место для следующего, кто попытается довести работу до поступлений в казну. Единственные, у кого вместо стимула — энтузиазм, это персонал нашей Ассоциации. Бизнеса у этих людей нет, карьерная лестница отсутствует.  

Корреспондент: Вся эта работа кем-то должна финансироваться? Это делает государство? Ювелирное сообщество? 

Эдуард Уткин: Спасение утопающих… Дальше все знают. Уже пришлось запросить у Совета Ассоциации «Гильдия ювелиров России» дополнительное финансирование в размере 1,6 млн. рублей на 2020 год. Это только фонд заработной платы с учётом налогов. За основу взята средняя зарплата одного юриста. Наша Ассоциация осилила лишь половину суммы. За второй мы обратились к  Клубу «Российская Ювелирная торговля». Сетевая розница тоже работает на рынке и имеет законные интересы. Скептики говорят, что краудфандинг в сфере ювелиров не сработает. Я отвечаю — бизнесмены народ смышлёный. Владельцы серьёзного бизнеса понимают, если не вкладываться в создание благоприятной регуляторной среды — все вложения в прилавок, товар, рекламу, будут бессмысленны. Ну а если ошибаюсь, значит, будет как в мультфильме «Простоквашино». Там Матроскин на вопрос Печкина «У вас что, денег на валенки не хватает?» — отвечал «Средства у нас есть… у нас ума не хватает! 

Корреспондент: Вы оптимистичны по части сознательности бизнесменов. Спорить не стану, но ведь на первом заседании рабочей группы — кворума со стороны бизнесменов не было! Сознательность подвела?

Эдуард Уткин: К сожалению да, на первое заседание от ювелирного сообщества не пришёл никто, если не считать меня. Из 18 членов рабочей группы интересы ювелиров должны были представлять 9 человек. Был руководитель Гохрана Андрей Юрин, был руководитель Пробирной палаты Денис Бриль. Не смог принять участие заместитель Министра финансов Российской Федерации Алексей Моисеев. Было бы уж совсем неприлично, если бы руководитель такого уровня нашёл время на общение с ювелирами, а ювелиры — нет. Впрочем, перед Пробирной Палатой и Гохраном — всё равно стыдно. 

Корреспондент: Я слышал уже были подобные ситуации, когда ювелирное сообщество собиралось на разговор с чиновниками, но в назначенный час вы оказывались в одиночестве? 

Эдуард Уткин: Самый громкий казус был во время встречи с руководством Федеральной службы по финансовому мониторингу. Из всей делегации ювелиров, а в ней было шесть человек, пришёл только я. А уж проблемы там обсуждались серьёзнее некуда. Тогда, как и сейчас, ювелирные комьюнити фейсбука пестрили мнениями активных, доказывающих, спорящих, представителей бизнеса. Вот так читаешь и думаешь, — где все эти люди, когда нужно прийти и отстоять интересы ювелиров в реальной жизни? Ведь не секрет, чиновники мыслят так: каков уровень представительства, таков и уровень проблемы. Понимаю, личные дела важнее общественных. Но сейчас та ситуация, при которой это во многом одно и то же. Коллегам по рабочей группе, которые будет читать это интервью, хочу сказать — решения принимаются большинством голосов. Друзья, нам всем ещё работать на этом рынке! 

Евгений Савин

929

ПОДЕЛИТЬСЯ В СОЦ. СЕТЯХ:

Оставить комментарий

Для того, чтобы оставить комментарий,
зарегистрируйтесь или войдите через соц. сети

КАРАТ, Белгородский ювелирный завод КАРАТ, Белгородский ювелирный завод
Белгород
Белгородский ювелирный завод "КАРАТ" - крупнейший современный ювелирный завод Черноземья
Ку-энд-Ку, ООО Ку-энд-Ку, ООО
Кострома
Все изделия выполнены на собственном производстве, расположенном в городе Кострома
Fillart studio (Колоницкий Ф.А, ИП) Fillart studio (Колоницкий Ф.А, ИП)
Санкт-Петербург
Ювелирные изделия из серебра с горячей эмалью. Ювелирное производство, оптовая и розничная торговля
Альтаир Альтаир
Санкт-Петербург
Производство широкого ассортимента ювелирных изделий из серебра 925-й пробы
Элегант Голд, Ювелирный дом Элегант Голд, Ювелирный дом
Екатеринбург
Производство ювелирных изделий из золота

ПОДПИШИСЬ НА ЮВЕЛИРНЫЙ ВЕСТНИК

Введите имя и адрес электронной почты, чтобы подписаться на рассылку